27.01.2010 | 12:54

Почему немцы так любят Чехова?

Юбилейный чеховский год заставляет по-новому взглянуть на понятие "актуальная классика". Чеховские темы не нуждаются ни в насильственной актуализации, ни даже в переводе на другие иностранные языки. Жители сегодняшнего Баденвейлера – немецкого города, где находится единственный на Западе музей русского писателя, – привыкли считать Чехова современным европейцем. А в музее, который носит название "Чеховский салон", идет заинтересованный и отнюдь не "салонный" диалог с классикой. Из Германии – "Новости культуры".



Элизабет Шоре изучает язык русских писательниц XIX века и его "подрывное" действие на тексты, написанные мужчинами. Впрочем, это не мешает декану филологического факультета читать весьма оригинальные спецкурсы по Чехову. Театральные режиссеры ходят на семинары, а студенты – в театр, на "Чайку", "Три сестры" и "Вишневый сад".

"В пьесах Чехова и в его рассказах чувствуется атмосфера кризиса, когда у людей нет определенной идеологии, нет пути для личной жизни. Мне кажется, что особенно в наши дни он очень актуален не только в России, но и на Западе", – говорит Элизабет Шоре.

Сегодня на отделении славистики учатся, в основном, дети этнических немцев, которые во времена перестройки уехали в Германию. Родители Ксении Леонгард – эмигранты из Киргизии.

"Чехов в своем рассказе "Спать хочется" многое сознательно опускает, и мы можем это самостоятельно додумать. У нас нет времени работать над романом, но короткая история – это тоже неплохой пример", – замечает она.

Им не надо штудировать собрания сочинений. Студентка из Калининграда Ольга Шишко признается: в такой системе образования больше качества, чем количества.

"Мы начали с персонажей, потом перешли к литературным понятиям. Можно на этом примере также других авторов анализировать", – поясняет студентка Фрайбургского университета Ольга Шишко.

В каждом культурном центре Германии – свое восприятие Чехова, утверждает бывший преподаватель Фрайбургского университета Хайнц Зетцер. Благодаря его усилиям в Баденвейлере – курорте, где лечился Чехов, – появился единственный в Европе музей писателя.

"Мы документируем немецкую историю восприятия в Баденвейлере. Мы начнем в 1904 году, но доведем историю до сегодняшнего дня", – обещает директор музея.

Здесь есть рецепт – доктор Шверер прописывал пациенту кислород. Рядом – первая точная копия портрета кисти Иосифа Браза, сделанная по заказу Михаила Горбачева. Две, на первый взгляд, одинаковые фотографии, на которых запечатлена читка пьесы "Чайка". Только на второй, сделанной во времена борьбы с формализмом, нет Мейерхольда.

"Получается очень интересная цепочка, если объединить постановки "Чайки" – ряд материалов, которые есть в Таганроге и нет в Баденвейлере, – и в то же время взять эти две фотографии и вмонтировать их в ход виртуальной экскурсии для того, чтобы логично показать, как развивалась эта цепочка материалов: от первого чтения до самых последних постановок", – говорит доцент Южного федерального университета (Таганрог) Ольга Пескова.

Пока в Таганрогском университете разрабатывают проект виртуального музея Чехова, Хайнц Зетцер мечтает о модернизации "Чеховского салона". Если оцифровать архив – а это триста статей и масса фотографий, – можно сделать фильм и включить туда даже анекдоты о Чехове.

Вход в "Чеховский салон" бесплатный и круглосуточный, так что общаться с писателем можно и днем, и ночью. А в 8 вечера баденвейлерский "Литера-театр" дает спектакль. Актеры читают письма Ольги Книппер и Антона Чехова. Все происходит в гостинице "Ремербад", где супруги остановились, когда приехали на курорт.

Почти все немногочисленное население курорта спешит на просмотр, и это практически парализует работу частных отелей и ресторанчиков. Хозяева доступны лишь по телефону. Тем временем актеры гримируются прямо в гостиничном номере. Мартин Лунц одновременно является и режиссером, и директором "Литера-театра", труппа которого занимается визуализацией литературного наследия классиков.

"Мы выбрали для читки письма, в которых – сомнения Ольги: может ли она играть в театре, или должна перестать заниматься любимым делом ради мужа? Чехов советует ей не бросать сцену, и для нее такой выбор – серьезная внутренняя борьба", – рассказывает Мартин Лунц.

"Ольга Книппер, по-моему, настолько темпераментна, что сначала я боялась ее играть. Она очень откровенно пишет о своей любви, своих чувствах. Конечно, она не так содержательна, как Чехов, и не обладает объективностью и дистанцией", – отмечает актриса Петра Зайтц.

За что же немцы так любят Чехова и так бережно хранят память о нем? Исследователи полагают, что чеховские герои похожи на немцев. Они знают, чего хотят, но не знают, как этого добиться. А скептик Чехов их обнадеживает: "Счастье есть, его не может не быть".

Все материалы по теме>>>