28.01.2010 | 10:52

Традиции и перспективы художественного чтения в России

Программу юбилейного Чеховского театрального фестиваля продолжит "Слово о Чехове". Международная конференция с таким названием открывается сегодня в Москве. В ней примут участие крупнейшие деятели мирового театра – Петер Штайн, Деклан Донеллан, Петр Фоменко. Чеховскому слову посвящен и Первый Международный конкурс чтецов, который завершается в Российской академии театрального искусства. Рассказы Чехова читают старшекурсники театральных ВУЗов и молодые актеры. Победителей назовут уже завтра, но окажется ли востребованным их мастерство? Традиции и перспективы художественного чтения в России изучили "Новости культуры".



Жребий брошен. Выходить на сцену пятым или пятнадцатым по счету – может, это и не важно. Но вот выступать первым всегда сложно. Альфия Ембергенова волнуется. Ей открывать конкурс.

"Это театр воображения, помимо всего прочего. Я отдаю, я – это актер, отдаю зрителям на их фантазию все, что происходит", – говорит народная артистка России, член жюри Первого Международного конкурса чтецов имени Чехова Антонина Кузнецова.

Антонина Кузнецова – чтец со стажем, больше сорока лет посвятила "искусству звучащей литературы". Сегодня она входит в состав жюри конкурса и прислушивается к чтецам начинающим.

"Как сделать так, чтобы и зал тебя услышал и ты слышал зал во время твоего чтения?" – задается вопросом Алексей Красненков, участник Первого Международного конкурса чтецов имени Чехова (Россия).

А вот другой участник Андрей Бурлуцкий (Украина) знает секрет успеха: "Надо быть естественным, надо быть правдивым, необходимо видеть, представлять, оценивать и передавать свои оценки зрителю".

Кстати, в этом году мир отмечает не только юбилей Чехова. 2010 – год столетия самого чтецкого искусства. Оно возникло в 1910 году, когда известный петербургский артист Александр Закушняк в Одессе начал проводить "вечера интимного чтения".

"Он был состоявшимся театральным артистом, но ему почему-то нужно было выйти на эстраду в одиночестве, без театрального костюма, без партнеров, и обратиться к залу напрямую с литературным словом", – рассказывает профессор Театрального института имени Щукина Павел Любимцев.

Расцвет нового театрального жанра пришелся на 1930-е годы. Дмитрий Журавлев, Владимир Яхонтов, Сурен Кочарян и другие мастера художественного слова приобщали советского зрителя к шедеврам мировой литературы. Следующий взлет интереса к чтецкому искусству случился в 1960-е.

"Тогда искусство несло в массы литературу, которая выходила из тени. Публиковались писатели, которые не публиковались в сталинские годы, публиковались маленькими тиражами. Книги достать было трудно – как только объявлялся концерт по произведениям Цветаевой, Мандельштама, Булгакова, люди ломились в залы, чтобы слушать эту литературу", – продолжает Павел Любимцев.

Артист московской филармонии Рафаэль Клейнер вспоминает о постоянных в те времена аншлаговых гастролях: "Как я приезжал в Одессу, про меня говорил администратор: "Этот маленький артистик мне делает сборы больше, чем лилипуты и цыгане". Тянулись к слову".

Сегодня интерес к художественному слову перестал быть массовым. Да и желающих мастерски донести это слово с каждым годом все меньше.

"Молодой актер мне сказал: "Я получил лауреатство". Я говорю: "Ну, иди к нам. Будешь читать у нас". – "Это что, по ЖЭКам ездить? Нет, не хочу". Вот видите?" – сетует Рафаэль Клейнер.

Не каждый актер может и хочет быть чтецом, да и не каждый зритель готов к откровенной театральной беседе – а именно в этом суть чтецкого искусства. О его таинствах Рафаэль Клейнер говорит стихами Давида Самойлова:

Я перед вами гол, как сокол,
И нет у меня ни ключа, ни отмычки,
И нету рецептов от бед и от зол.
Стою перед вами, как в анатомичке.
Учитесь на мне, изучайте на мне
Свои неудачи, удачи, тревоги.
Ведь мы же не клоуны, но мы и не боги,
И редко случается быть на коне.


Все материалы по теме>>>