30.01.2010 | 22:24

Палаты Гурьева в опасности

Московские чиновники продолжают наступление на архитектурные достопримечательности. Своего вердикта ждет памятник-погорелец – знаменитые палаты Гурьева. В то время, как специалисты рассказывают об уникальной архитектуре и истории этого строения, чиновники рапортуют в вышестоящие инстанции – мол, "не были выявлены ценные архитектурные элементы", и интерьеры не сохранились. С таким заключением палатам XVII века, конечно, нет места в списке особо охраняемых объектов. Но на чем была основана экспертиза, если факты ее опровергают? В этом и пытались разобраться "Новости культуры".



В основе этого обледенелого здания – палаты XVII века. Это архитектурная жемчужина элитного во все времена района Москвы. Здесь всегда селились богатые и знатные – шталмейстер Петра Второго - Кошелев, меценат Кокорев, последний владелец – кондитер Абрикосов.

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор": "Кошелев построил второй этаж, это барокко, все, что выше – советский период, из материалов, которым нет названия. Вот это и сгорело. Сами палаты уцелели".

Пожар случился в ночь с 17 на 18 декабря. Уже 22-го Межведомственная комиссия Ресина рекомендовала мэру вывести его из списка выявленных памятников. Якобы все сгорело, и охранять нечего. Да и есть инвестор, готовый строить и осваивать подземную территорию. Однако, если войти в дом и поверить глазам своим, а не бумаге, то картина получится совсем другой. Парадная анфилада уцелела. Вот, судя по всему, квартира Абрикосова.

Константин Михайлов, координатор общественного движения "Архнадзор": "Мы видим, что отделка залов в общем сохранилась, несмотря на заключение экспертов. Отделка потолков, стен, даже зеркало. Это все последняя треть XIX века".

Этот дом удивителен тем, что даже ручки на окнах и дверях сохранились подлинные.

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор": "Это подлинные вещи, это часть интерьера, рука архитектора. Вот оно в натуральном виде".

Во многих комнатах уцелел паркет, росписи. Хозяева дома были богатыми людьми, к услугам которых всегда были лучшие архитекторы и специалисты. Красивейшая лестница, которая ведет из парадной части – где жили хозяева, в доходную, где располагались квартиры жильцов – перенесла пожар.

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор": "Балясины лестницы XIX века. Очищенная часть. Видно, как все можно красиво сделать".

Можно увидеть и сами палаты Гурьева.

Константин Михайлов, координатор общественного движения "Архнадзор": "Это самая древняя часть палат. Прекрасно сохранились своды".

Из-за пожара дом утратил штукатурку, фактически оголилась кирпичная кладка, и теперь все строительные периоды буквально лежат на поверхности.

Лидия Шитова, архитектор-реставратор: "Сохранилось обрамление окон… Далеко не так много зданий, которые могли бы похвастаться такими деталями".

Тем не менее, в экспертном заключении черным по белому – "не были выявлены ценные архитектурные элементы". Есть и другое заключение, составленное прямо в день заседания Ресинской комиссии – 22 декабря, о том, что интерьеры не сохранились. Видимо, эксперт их просто не заметил. Или, что, конечно же, более вероятно, не осмотрел пострадавший дом, и это было заочное заключение.

Лидия Шитова, архитектор-реставратор: "Если врача вызывают к больному, то он должен его спасти. Мне невозможно представить, что эксперт мог сознательно ввести в заблуждение. Это, может быть, какая-то врачебная ошибка".

Ошибка, которая грозит дому летальным исходом. Но пока ее еще можно исправить. Ведь заключение комиссии Ресина о лишении дома статуса памятника носит рекомендательный характер. Окончательное решение – за мэром. Вот только основываться оно будет на экспертизах, которые соотносятся с действительностью примерно так же, как аспирин с лечением раковой опухоли.

Все материалы темы>>>