05.02.2010 | 12:01

Алексей Архиповский: "Это не джаз и не этника, не фольклор и не классика"

В театральном зале Московского международного Дома музыки минувшим вечером состоялся сольный концерт виртуоза игры на балалайке Алексея Архиповского. Своими кумирами он называет Гленна Гульда и Николо Паганини. Самому Архиповскому достаточно трех балалаечных струн, чтобы доказать невозможное, обнаружить сложность и глубину звучания крестьянского незатейливого инструмента. Рассказывают "Новости культуры".



Алексей Архиповский без лишней скромности говорит, что на балалайке может сыграть абсолютно все. И это – чистая правда. Даже пошутить может.

Играть на балалайке он начал почти случайно. В детстве был щупленьким, и баян, на котором играли отец и дед Алексея, был ему не по силам. Посоветовали балалайку – там и конкуренция меньше, убеждали педагоги. Теперь у Алексея Архиповского и вовсе конкуренции нет. Ему попросту не с кем соперничать. Музыканта даже на фестивали приглашают гитарные и джазовые. И ведь не так мало балалаечников – просто то, что делает Архиповский, не делает больше никто другой. Да еще на полуакустической балалайке. "Я не изобретаю никаких велосипедов, – говорит Алексей, – это все было с гитарой".

Репертуар Архиповского уникален. Он сам пишет для себя. Точнее, импровизирует и запоминает те импровизации, которые понравились. Уникальны и приемы игры, которые он тоже придумывает сам.

"Я не считаю, что балалайка – только этнический инструмент, что должна быть непременно национальная окраска. Те же струны, дерево, только треугольное", – поясняет исполнитель.

А потому его инструмент может звучать, как арфа или банджо, клавесин или гитара. Что за музыку играет Алексей Архиповский, не может определить даже он сам: "Это не джаз и не этника. Не фольклор, не классика. Авторская импровизация – тоже нет".

На самом деле это микс всех этих направлений. Плюс театр, плюс любовь к музыке вообще и к балалайке, в частности. А еще стремление сделать так, чтобы как можно больше людей полюбили балалайку.