08.02.2010 | 19:37

Сенсационное открытие в Институте проблем машиноведения

Научная Россия по темпам роста отстает сегодня от Китая, Индии, Австралии и даже Канады. Президент страны не раз отмечал среди главных вопросов слабую материально-техническую базу науки и колоссальный разрыв между самим изобретением и его запуском в производство. Тем не менее, многим отечественным научным разработкам до сих пор нет аналогов в мире. Одно из них, претендующее на сенсацию в мире науки, сделали специалисты петербургского Института проблем машиноведения. О метаморфозах в мире физики Рассказывают "Новости культуры".



Существует легенда о знаменитом фокусе индийских факиров: якобы они с помощью вибрации настолько меняют свойства толстой двухметровой веревки, что по ней может взобраться наверх, к примеру, маленькая обезьянка. На самом деле у этого фокуса есть четкое научное обоснование. "Эффект индийской веревки" изучают на вибрационных стендах. Когда он достигнет частоты 25-30 колебаний в секунду, веревка изменяет свои свойства и становится более жесткой.

Магия физики в действии: ученые переворачивают представление о мире с ног на голову. Пузырьки воздуха тонут, а тяжелый шар всплывает. Все дело в вибрациях. Закон Архимеда отменяется, и это изобретателю, безусловно, на руку.

"Действие этих законов мешает ему изобретать. С помощью вибрации он может добиваться неожиданных эффектов и изобретать новые машины, что и делается", – поясняет заведующий лабораторией вибрационной механики Института проблем машиноведения РАН Илья Блехман.

Тряская основа на деле становится прочным фундаментом для строительных инноваций. Каждый новый опыт – как кирпич в теории создания вибрационных станков, например, для переработки минералов.

В другой лаборатории супермашины ставят на службу автомобилям. Название – как в фантастическом романе. "Ускоритель плазмы" в вакуумной камере способен покрыть любым материалом любую поверхность, а электрический разряд может идеально очистить металлические пороги автомобилей. Общая задача изобретателей – поразить актуальную научную цель.

Лабораторный стол, как научный тир. Звук выстрела газовой пушки нельзя услышать, зато можно увидеть эффект. Так испытывают на прочность материалы для трубопровода "Северный поток" для атомной и космической промышленности. С помощью лазера изучают ударную волну во всех ее проявлениях.

"Взаимодействие птицы с самолетом – тоже разрушение, взаимодействие при столкновении автомобилей – это тоже ударное разрушение, взаимодействие подводного взрыва, торпеды с лодкой – тоже ударное разрушение. Вот, все эти материалы нужно изучать", – говорит заведующий лабораторией физики разрушений Института проблем машиноведения РАН Юрий Мещеряков.

Одно из последних изобретений сродни эффекту разорвавшейся бомбы. С приставкой, что называется, "на острие науки" – нанокарбид кремния. Атомы меняются прямо в структуре вещества. Тончайшую зеркальную пленку выращивают в реакторе, затем исследуют под микроскопом. В этом видят перспективы поистине космические

"Радиационно стойкий – то есть может использоваться для зарядки космических кораблей. Возможно, более стойкий к воздействию космических лучей, и будет служить дольше", – замечает заведующий лабораторией структурных и фазовых превращений в конденсированных средах Института проблем машиноведения РАН Сергей Кукушкин.

И это только начало: новое вещество – основа для дешевых светодиодов, сверхмощных транзисторов, суперскоростных компьютеров, эффективных солнечных батарей. Однако путь от нанотехнологий к макропроизводству – иными словами, от лаборатории до заводского конвейера – пока слишком тернист.

"Мы не в состоянии – вы же видите, в каких мы условиях, какие размеры лабораторий, – довести это до окончательного продукта и вывести на линию технологическую. Нужны хорошие конструкторы, нужна хорошая команда, которая все это превратила бы в жизнь. И это проблема не нашего института, а всей академической науки", – считает член-корреспондент РАН, директор Института проблем машиноведения Дмитрий Индейцев.

Почву для развития науки должен подпитывать интерес промышленников, говорит директор института. Но заказчики, как правило, ориентируются на то, что уже есть, и предприятия редко внедряют что-то новое. Нужно смещать акценты – и тогда одно движение атома сможет когда-нибудь изменить весь мир.