11.02.2010 | 11:25

Военная цензура - секретные папки политической агитации

2010 год проходит под знаком 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. Вся правда о тех четырех страшных годах еще не рассказана. Даже письма военных лет не могут служить абсолютно достоверным источником для современных историков. Все они прошли через руки цензоров, которые отвечали не только за сохранение военной тайны, но и за "моральный дух" на фронте и в тылу. Материалы так называемой "антипропаганды" времен Великой Отечественной могли бы поведать многое о психологическом климате эпохи, но большая их часть до сих пор закрыта для исследователей. Государственный комитет по делам архивов Челябинской области впервые показал секретные папки политагитаторов военных лет. Доступ к уникальным документам получили и корреспонденты "Новостей культуры".



65 лет назад сверхсекретные документы с меткой "цензура" были доступны очень ограниченному кругу лиц. Пронумерованные страницы, скрепленные сургучными печатями, – это наглядная иллюстрация агитпропаганды в годы Великой Отечественной. В ОБЛлите Челябинской области в те годы работало чуть более шестидесяти специалистов. Они постоянно менялись, хотя тогда увольнение из цензоров было клеймом на всю жизнь и грозило человеку безработицей. Зарплата была низкой, а ответственность – высокой. Каждая неверно напечатанная буква в лучшем случае стоила партийного билета.

"Главлит высылал целые перечни – что разрешено к опубликованию, что не разрешено. Эти перечни менялись в зависимости от обстановки. Они были огромные, колоссальные. И нужно было запомнить все это", – рассказывает первый заместитель архивной госслужбы Челябинской области Галина Кибиткина.

Танкоград, как называли в годы войны Челябинск, производил ударное количество боеприпасов и военной техники. Здесь жили эвакуированные и лечились раненые. Город находился под бдительным оком цензуры. Из магазинов изымались карты с изображением дорог области, открытки и фотографии с видами города. В газетах нельзя было публиковать информацию о новых разработках в тылу и фронтовых боях. Все предприятия имели только одно название – завод под номером "N". Письма для солдат тоже проверялись, но уже военной цензурой. Она не допускала, чтобы на фронт попадали сообщения о вспышках чумы или тифа, о голоде в тылу. В документах тщательно фиксировались все ошибки, о чем сообщалось в Москву.

"Ввиду поступивших сигналов с мест, разъясняем. Запрещается пропускать в печати сведения о ходе мобилизации женщин в ряды Красной армии. Примечание: о добровольном вступлении женщин в ряды Красной армии печатать можно" – это выдержка из документов архивной государственной службы Челябинской области..

Строгость цензуры в годы войны объяснима – нужно было любыми способами избежать паники и не допустить утечки секретной информации, которая могла бы заинтересовать противника.