13.02.2010 | 22:06

В Риме распустился "Красный мак"

Рим заявил права на статус балетной столицы мира. Итальянский балет, в отличие от оперы, не является сегодня передовой линией национального искусства. Переход в наступательные действия решили начать с самого "революционного" хореографического действа. Это спектакль "Красный мак" – первый шедевр советского балета на музыку Рейнгольда Глиэра. Его премьера состоялась в 1927 году в Большом театре. Не один год в успешной постановке блистали самые знаменитые балетные примы. Но к началу 1960-х интерес к "красному цветку" увял, и он больше не выращивался хореографами на российской сцене. И вот, спустя полвека историю любви на фоне борьбы китайского народа за свободу возродили в Римской опере. Рассказывают "Новости культуры".

Оксане Кучерук на этой премьере будет сложнее всех. Она исполняет партию, которую никто не танцевал уже пятьдесят лет. Последний раз в этой роли блистала Уланова. Даже сегодня далеко не все могут просто повторить некоторые хореографические элементы. Хронику 1950-х, которую чудом сохранили в Госфильмофонде, она посмотрела сотни раз.

"Ну как же она так легко делает поддержки? Мы пытались повторить, хотя бы чуть-чуть... Попробуем сделать сегодня", – говорит исполнительница роли Тао Хоа.

В 1927 году "Красный мак" был первым долгожданным многоактным балетом, поставленным не на историческую тему. Советский корабль, зашедший в китайский порт, оказывается в центре народного восстания. Любовь главной героини Тао Хоа к советскому капитану, угнетенные китайские рабочие, которые постепенно поднимаются на борьбу за освобождение всего народа.

Когда в 1925 году Большой объявил конкурс на создание балета, сюжет для "Мака", загоревшись идеей, предложил композитор Рейнгольд Глиэр. Он нашел его в газете "Правда", в маленькой заметке о том, как в порту Китая задержан пароход "Ленин" с гуманитарной помощью порабощенным товарищам.

Он шел с огромным успехом – зрелищный, яркий, но появлялся в афише лишь тогда, когда советко-китайские отношения были прочными. Рассказывают, будто в 1950 году едва не случился дипломатический скандал. Делегации из Китая не понравилась постановка. Вместо образа свободы они увидели в названии намек на опиум. Страшное оскорбление! Балет переименовали в "Красный цветок", но в 1960 году его последний раз поставили в Москве. Найти партитуру оказалось очень сложно. Когда в Римской опере объявили о премьере, выяснилось – пропали все рукописи. Что-то сгорело в Большом, что-то просто исчезло. Помогая восстановить любимый балет своего прадеда Глиэра, Кирилл Новосельский поднял все все семейные архивы.

"В 1927 году, после премьеры, критики едва не переругались. В дискуссиях о том, получился ли "цветок", участвовали даже рабочие. Глиэру здорово досталось за Интернационал, китайские народные танцы, чарльстон и фокстрот, но он и правда сумел соединить несоединимое. Публика готова была смотреть спектакль уже ради одного "Яблочка"", – говорит Кирилл Новосельский.

"Римский проект получился многонациональным и был заранее обречен на успех. В нем есть все, что можно смотреть и слушать бесконечно: русская музыкальная школа, русский балет и, конечно, декорации. Скорее всего, именно красная звезда будет особенно манить в зал европейского зрителя", – убежден дирижер Андрей Аниханов.