16.02.2010 | 19:38

"Весь мир – театр" - выставка в Третьяковке

Как показывает история, страсть собирателя, с которой он создает свою коллекцию, чаще всего идет во благо самой истории. Об этом рассказывает и выставка, которая открылась сегодня в Третьяковской галерее. Ее экспонаты собраны Михаилом Ларионовым. Знаменитый русский художник-авангардист свою коллекцию в шутку называл "мусор", но именно этот сор превратился в уникальное собрание, которое в 1989 году было передано в Третьяковскую галерею. В коллекции Ларионова 10 тысяч раритетов. На новой выставке в залах Третьяковки - всего три сотни, но все они связаны с театром! Рассказывают "Новости культуры" .



Коллекционированием Михаил Ларионов увлекся еще в России. Но когда Дягилев пригласил его вместе с Гончаровой в антерпризу, он расстался со своим собранием, как думал, на время. Во Франции художник продолжал коллекционировать все, что казалось ему интересным. Все это в беспорядке складывалось в его парижской мастерской. Главным для Ларионова было имя автора и качество работ. Причем, настоящие шедевры художнику удавалось обнаружить даже на блошином рынке. Ларионов не был снобом. Он собирал гравюры, не обращая внимание на какие-либо утраты. Так он приобрел два портрета Роберта Нантейля , известного гравера.

"С точки зрения цивилизованного коллекционирования - это абсолютно бросовые вещи . Они обрезаны до безобразия. Они испорчены. Не уверена, что его интересовали сильно персонажи. Но найти на развале, на Блошином рынке такие вещи - мастерство никуда не делось", - рассказывает куратор выставки Нина Маркова.

В коллекции Ларионова оказались гравюры Калло и работы классиков французской литографии середины XIX века Домье и Гаварни. Лубки Малевича, созданные им во время Первой мировой войны, и народные картинки Роббера Бонфиса, который пытался подражать русской традиции. Как коллекционер Ларионов оказался всеядным. И в его коллекции можно обнаружить все, что угодно. Лишь кураторы отобрали работы на выставку по темам, каким-либо образом связанным с театром.

"Мы тоже решили не быть снобами. Мы показали все. Вот кто-то уже сказал, что есть оттенок, запах блошиного рынка. Есть он, да. И мы его не пытались спрятать. Вот такая коллекция, так она сложилась", - говорит Нина Маркова.

Как и многие художники в начале XX века Ларионов увлекался японской гравюрой. В его собрании есть - даже работы Кутагавы Утамаро. Но открытием для исследователей стали китайские лубки.

"Наши специалисты консультировались со специалистами японоведами, китаеведами, вьетнамоведами. Они просто облизывались, особенно глядя на китайский лубок", - объясняет заместитель генерального директора Третьяковской галереи по научной работе Лидия Иовлева.

Китайские лубки издавались к Новому году. Ими обклеивали весь дом. Они оберегали хозяев и имели ритуальное значение. Но на следующий год старые лубки уничтожались и создавались новые. Еще одним открытием стали также ханойские лубки. В России в некоторых коллекциях представлены вьетнамские деревенские лубки, а вот городские встречаются впервые. Коллекция Ларионова пока до конца еще не исследована. Так что знакомство с ней будет продолжаться.

Читайте также: Коллекция Ларионова и Гончаровой - в Третьяковке