15.10.2012 | 12:49

Премьера оперы Мусоргского "Борис Годунов" прошла в стенах Астраханского кремля

Оперой Мусоргского открыл 17-й театральный сезон Астраханский государственный театр оперы и балета. Выбор «Бориса Годунова» не случаен: судьба этого правителя, наместника царств Казанского и Астраханского, была связана с Астраханским кремлем, как и судьба второго главного персонажа оперы – русской царицы Марины Мнишек. Рассказывают «Новости культуры».

Вместо уютных гримерок – монашеская келья. Царя гримируют в общем порядке. На аскетичные условия артисты не жалуются. Напротив, это возможность с головой погрузиться в материал.

«Даже в хороших условиях могут быть неудобства, а ради хорошего дела можно и потерпеть, – говорит исполнитель партии Бориса Годунова Сергей Белоусов. – Я работал в театре «Санктъ-Петербургъ Опера». Там мне пришлось как раз давать спектакль этой же партии, поэтому условия были знакомые».

Как правило, подобные замыслы реализуют в концертном исполнении. Постановщики сознательно усложнили себе задачу. Здесь нет единой театральной сцены. Большое количество игровых зон удалены друг от друга и оркестра. Как услышать всех, избавиться от эха и отрегулировать слаженность солистов, хора и музыкантов? Постановку оперы в стенах Астраханского Кремля изначально называли авантюрой. Слишком много технических задач предстояло решить.

Чтобы перенести оперу с театральной сцены на открытое пространство, ее пришлось сократить. Из десяти «оригинальных» картин, астраханские зрители увидели девять.

«Пожертвовали второстепенными персонажами, – рассказывает режиссер-постановщик Константин Балакин. – Нет главы иезуитов, таких персонажей, которые несут смысловую нагрузку, но, тем не менее, это не первостепенные персонажи, ничего не решают в сюжете и драматургии».

Астраханский кремль вновь переживает события смутного времени. 400 лет назад в этих стенах укрывалась Марина Мнишек, а теперь звучат ее арии. Живые декорации играют не только на достоверность оперы, но и в составе оркестра. Пречистенская колокольня возвестит о венчании Годунова на царство. Звучит и грозный набат народного бунта, и погребальный звон в сцене смерти Бориса.

«Я ведь не музыкант, я церковный звонарь, но играю в составе оркестра, – поясняет церковный звонарь Сергей Нефедов. – Мне пришлось много раз посмотреть оперу в записи, я думаю, у нас будет очень хорошо все».

Несмотря на непогоду, две с лишним тысячи человек на Соборной площади стали свидетелями событий четырехсотлетней давности.