01.03.2010 | 10:15

Ярмарка малых издательств "Сделай сам!"

Более тридцати процентов россиян вообще не читают книг – таковы результаты социологических исследований. Но может ли эта цифра быть меньше, если издателю и читателю, порой, просто негде встретиться? По данным Ассоциации книгоиздателей России – в стране, входящей в мировую пятерку лидеров книгоиздания, - книжных магазинов в два раза меньше, чем издательств. Особенно велика пропасть между производителем и потребителем, если оба ориентированы на так называемую некоммерческую литературу. В условиях кризиса независимые издатели пробуют сократить дистанцию без помощи посредников. В последние дни февраля в Москве прошла ярмарка малых издательств "Сделай сам!". Перспективы создания альтернативного книжного рынка изучили "Новости культуры".




Так выглядит альтернатива коммерческому книжному магазину. Из этого ящика можно выудить новую книгу за 20, 30 или 50 рублей. Такие цены возможны, когда книга покупается напрямую у издателя, а издатель не платит за аренду хозяину торговых площадей или организатору ярмарки.

"Мы не берем денег с участников, скидываемся только на уборку помещения. Такая операция – кооперация, назад в девяностые", - рассказывает организатор ярмарки Михаил Котомин.

Михаил Котомин - сотрудник издательства Ad Marginem. У издательства был свой магазин. Уже два года, как ему это не по карману.

"Книжных магазинов нет, потому что арендные ставки для них не отличаются от продуктовых вещевых магазинов, а там совсем другие обороты и рентабельность", - говорит президент Ассоциации книгоиздателей России Константин Чеченев.

Это во Франции книжникам дают льготы на аренду, у нас нет. Поэтому в одном Париже книжных магазинов 3600, а на всю огромную Россию всего лишь десять тысяч. С точки зрения продаж наиболее успешны – сетевые.

"Легче выбрать в большом магазине, точно так же, за продуктами мы предпочитаем ходить в супермаркет", - уверена директор книжного магазина Светлана Буланкина.

Супермаркетов с таким рубрикатором и ценовой политикой по стране уже 350. Они продают книги только одного издательства,- того, что построило эту сеть.

"Заниматься профессионально, как мы, книгоизданием, не имея собственной сети, это практически невозможно. У нас много наименований…не имея собственной сети, продвигать их, это очень тяжелая задача", - объясняет издатель Юрий Дейкало.

Пока акулы книжного бизнеса строят свои сети и продают там свои книги, - малым и средним издательствам остается надеяться только на независимые книжные магазины. Но сколько их? Например, в Москве.

"В девяностых их было десять, сейчас на пальцах одной руки пересчитать, не живут, а выживают, и точно не развиваются", - сетует основатель независимого книжного магазина Борис Куприянов.

Никакого парадного входа, никакой рекламы, зазывает простым словом "книги". Тот, кто в ней нуждается, знает, как войти в арку и по темной лестнице подняться на второй этаж. Что отличает его от сетевого?

"Независимый книжный магазин - это авторский подбор книг, за который человек несет ответственность", - рассказывает Борис Куприянов.

Если в прочих магазинах торговая наценка больше ста процентов, здесь меньше сорока. А еще здесь можно найти книги самых разных издательств, в том числе и те, которые изданы десять лет назад. Коммерсанту держать такие в магазине особенно невыгодно.

"Новый "Гарри Поттер", конечно, продается лучше, чем Беккет, Фуко или что-то еще", - говорит Борис Куприянов.

Между Гарри Поттером и Мишелем Фуко разница примерно такая же, как между голливудским блокбастером и авторским кино. Чтобы второе окупилось, его надо прокатывать не две недели, а десятилетия, зато и эффект долгосрочный. Ярмарки вроде "Нон-фикшн" или "Сделай сам" показывают, что книги не для развлечения, а для развития людям нужны, но попробуй, переубеди сетевых книготорговцев.

Михаил Котомин, организатор ярмарки "Сделай сам!": "Все сети построены под продажу бестселлеров, и исчезает та питательная среда маленьких издательств, для которых книга не товар, а коммуникация".

Маленькие издательства – передовые легкие "разведотряды". Пока крупные издательства переиздают беспроигрышную классику, маленькие и независимые экспериментируют, переводят в России пока неизвестное, ставят на дебютантов. Их ценности: вкус и качество.

Юлия Загачина, издатель: "У нас нет гонки за тиражом, а только за качеством".

Этому детскому издательства два года, и его основатели полны оптимизма. Те, кто поопытней, знают, как маленькому разорится легко. А если это произойдет, крупным некого будет переиздавать. Разорится же маленькие рискуют, если рынок заполонят сетевые монополисты, и независимая книготорговля исчезнет.

Константин Чеченев, президент Ассоциации книгоиздателей России: "Сейчас, в чем главная проблема, люди встречаются и, о чем говорят, не о новых проектах, никто не хвастается, какую хорошую книгу издал, а о том - продал или не продал книгу, тебе деньги вернули или не вернули".

Книгоиздание в России - процесс не лицензируемый, поэтому издательства никто не считает. Неизвестно, сколько их было, сколько стало, с какой скоростью они вымирают или возникают. Результат может быть неожиданным и необратимым. В этой ситуации утопающие сами берутся за свое спасение, зовут друзей, и продают книги по стоковым ценам на ярмарке "Сделай сам!". Корни идеологии "сделай сам" антикапиталистические. Антикапиталистическая книжка выглядит так: дешевые картон и бумага. Переводил, верстал, печатал, переплетал, - все сам Кирилл Медведев – поэт, переводчик, активист в одном лице. Тираж двести экземпляров. Попросят – допечатают. Это очень близко к самиздату. Он жив. Осваивает новые технические средства. Например, станок Print on demand. По просьбе читателей эта машина допечатывает книги, чьи тиражи уже много лет как распроданы. Такая может стоять во Владивостоке, и не нужно будет тратиться на транспортировку, останется просто макет переслать. Такие свежие маркетинговые идеи – один из побочных продуктов ярмарки "Сделай сам".

Александр Бикбов, социолог: "Это событие напоминает по своей атмосфере сбор европейских, самоуправляемых инициатив, чем какую-то ярмарку коммерческих издательств, заинтересованных в продвижении продукта".

Влад Тупикин, активист: "Самый главный идеологический посыл таких событий, что, оказывается, человек может делать даже такие вроде бы сложные вещи, как издание и продажа книг, сам".

Людная ярмарка в заводском цехе - пример успешной самоорганизации независимых издателей и эффективной работы социальных сетей, которые привели на "Фабрику" бумаг огромную аудиторию единомышленников, для которых книга - не товар, не роскошь и не вещь.

Михаил Котомин, организатор ярмарки "Сделай сам!": "Книга – это разговор, это друг, а не количество бумаги, картон, цена и транспорт, в этой алгебре чудо не рождается, а мы за чудесное".

Создаваемый такими ярмарками капитал не денежный, а социальный. Люди, купившие здесь то, что залежалось на складах малых издательств, завтра будут охотиться за новинками. Если издательства доживут, и магазины, где их книги можно купить, выживут.