01.03.2010 | 19:39

Евгений Куманьков. Художник ушедшей Москвы

В трудовой книжке народного художника России Евгения Куманькова есть всего две записи: киностудия "Мосфильм", где он проработал тридцать лет, и Малый театр, где четверть века трудился на должности главного художника. Затем он отправился в "свободное плаванье" и главной темой выбрал старую Москву, с ее неповторимым и, увы, постепенно исчезающим обликом. Родившийся 29 февраля 1920 года, свое 90-летие Евгений Куманьков отмечает сегодня, 1 марта. Накануне в гостях у художника побывала съемочная группа "Новостей культуры".



Из окна мастерской народного художника России Евгения Куманькова открывается прекрасный вид на Москва-реку и Нескучный сад. И все же от того старого города, который так любил художник и о котором когда-то писали Аксаков и Тургенев, почти ничего не осталось. Прочитав роман "Лето Господне", Евгений Куманьков открыл для себя Москву Ивана Шмелева и отобразил ее в своих картинах. В 1930-е годы Евгений Куманьков еще застал тот город с золотыми куполами, с его неповторимой атмосферой, когда приехал из Смоленска в Москву. По словам художника, первое впечатление было ошеломляющим.

"Я спешил запечатлеть то, что исчезает. Потом я понял, что это все равно что бежать за уходящим поездом. Не догонишь", – признается мастер.

Тогда он стал писать Москву, которой нет. "Я иду по любой улице и могу представить, мимо чего я иду и чего уже нет", – добавляет он.

Москва потеряла свое лицо. По мнению художника, часто те люди, которые решают судьбу старых домов, не понимают, где проходит граница между тем, что надо сохранять, а что можно уничтожить.

"Во-первых, кто скажет, где границы между памятником и не-памятником? Потом ансамбли не памятников сами по себе являются памятниками", – поясняет Куманьков.

Для художника ценно все, что напоминает о старой Москве. В его картинах город реальный уживается с ушедшим. Он заселяет его горожанами, когда-то увиденными в толпе и написанными по памяти.

"Может, увидел в другом месте. Сейчас жизнь так строится. Собираешь, как строительный материал – может, пригодится. А потом обнаруживаешь, что пригодился", – говорит народный художник России.

Евгению Куманькову везло на встречи. В театре и кино он сотрудничал с такими выдающимися мастерами, как Борис Бабочкин, Игорь Савченко, Сергей Бондарчук, Александр Птушко, Николай Охлопков. И со всеми находил общий язык.

"Это как хороший джаз: есть мелодия, каждый играет свою, а вместе с тем есть общая музыка. Так бывает", – сравнивает он

Однажды судьба свела его с Леонидом Гайдаем. Режиссер пригласил его к сотрудничеству, и художник сделал с ним четыре фильма . В их числе "12 стульев".

"Это роман, на котором я вырос. Все поколение ходило и сверкало цитатами из "Двенадцати стульев". Это во-первых. Во-вторых, он весь насыщен теми домишками, "бедалажками", как я их называю, которыми напичканы и мои альбомы", – признается он.

Свою последнюю картину Евгений Куманьков посвятил памяти Ивана Шмелева. По мнению художника, в той Москве, которую он писал, кроме уюта, было главное – радость жизни.