04.03.2010 | 19:37

Протоиерей Всеволод Чаплин: "Музейщиков ввели в заблуждение"

Многие деятели культуры поддерживают передачу Церкви того, что ей изначально принадлежало. Глава Союза кинематографистов России Никита Михалков обратился к президенту Дмитрию Медведеву с открытым письмом. Оно опубликовано сегодня. Рассказывают "Новости культуры".



Кинорежиссер напомнил о таком понятии, как воля художника. Он задается вопросом: "Андрей Рублев смог бы так написать Троицу, да и вообще начал бы ее писать, если бы знал, что она, прожив столько столетий, будет находиться в светском здании?". Михалков понимает обеспокоенность музейных работников и уважает их "за стойкую верность своему великому делу". Еще одна цитата: "Те музейщики, которые понимают истинное назначение церковных святынь, сами же помогут Церкви в создании условий для их хранения и безопасности". Именно такого подхода к проблеме и ждут от общественности представители РПЦ.

Эксклюзивное интервью "Новостям культуры" дал протоиерей Всеволод Чаплин – глава внешних церковных связей Московского патриархата:

– Почти все храмы в России – это собственность государства. Это ненормально. Я думаю, что государство восстановило бы историческую справедливость, если бы передало не просто в пользование, а в собственность те здания, которые были построены как здания церковные. Не идет даже речи в этом законе о том, что предметы музейного фонда будут отчуждены в собственность церкви или иных религиозных общин. К сожалению, музейщики просто не поняли о чем идет речь или кто-то намеренно ввел их в заблуждение.

Мы знаем, что девяносто процентов икон находятся в запасниках, где их никто не может видеть. Нас иногда обвиняют, что в церкви иконы сложно увидеть, но ведь увидеть их может любой. В храм может войти любой человек, никто не спросит, какого он вероисповедания.

Ошибок хранения и реставрации в церкви было меньше, чем в музеях. Да, ошибки были, в том числе в церкви, и о них стоит только пожалеть, их нужно исправить. Но, к примеру, Боголюбская икона была испорчена при реставрации в музее, а не в церкви. Более того, мы знаем, что фрески Рублева в Успенском соборе стали портится именно после их раскрытия, а не после того как стало совершаться богослужение в храме.