05.03.2010 | 10:10

Куда уходят книги? "Обновление" фондов российских библиотек

"Обновление" фондов российских библиотек стало на этой неделе одной из самых обсуждаемых тем Рунета. Авторы Живого Журнала утверждают, что в некоторых библиотеках страны из-за нехватки площадей хранения книги просто уничтожают. Возмутителем спокойствия выступил петербургский писатель Александр Житинский. Он первым опубликовал в Сети информацию о том, что в Центральной библиотеке имени Лермонтова списывают все издания старше 10 лет. Разгневанные блоггеры предлагают безвозмездно отдавать обреченные издания школам и детским домам, которые испытывают острейший книжный голод. Между тем, действия библиотекарей не выходят за рамки закона. Ведомственные инструкции обязывают их избавляться от изданий, "утративших актуальность". Каковы критерии этой актуальности, выяснили "Новости культуры".



В одной связке - солнце русской поэзии Пушкин, английский беллетрист Хедли Чейз и отечественный прозаик Донцова. У всех теперь одна дорога - в утиль.

Сергей Серейчик, директор Межрайонной централизованной библиотечной системы имени М.Ю. Лермонтова, демонстрирует связку книг и комментирует: "Здесь то, что готово для списания. Этих авторов представлять не надо, они у нас видны, - Донцова, "Дальнобойщики". В том состоянии, до которого их довели читатели". "Это книги хороших авторов - Пушкин, Тургенев, Некрасов, - продолжает Серейчик. - Но это по той причине, что уже изданы новые книги, в хороших переплетах".

Однако Александр Житинский искал в фондах вовсе не эти сочинения. Писатель возмущен отсутствием своих коллег и современников - ленинградских писателей. Правда, официальных запросов Житинский не делал. В частной телефонной беседе задал вопрос и получил ответ, из которого сделал вывод, что библиотеки уничтожают старые книги. "Не по автору, не по жанру, не по редкости издания, а просто старые", - ответили ему.

"Меня поэты интересуют, - признается Житинский. - Глеб Семенов - прекрасный питерский поэт. Есть ли он хоть в одной библиотеке? Вообще, с поэзией очень плохо, особенно с советской поэзией".

"Это сборники поэзии "Советские поэты, павшие на Великой Отечественной Войне", 1965 год, - демонстрирует книги директор библиотеки. - "Советская поэзия 1960-70 годов". Даже Иосиф Уткин есть, 1956 год".

Вот она, поэзия, в том числе советская, нашлась. Равно как и проза. Пусть эти строки сегодня едва ли кто-то перечитывает, но имя их автора из библиотечного формуляра вычеркивать не собираются.

Сергей Серейчик говорит: "Если дама - Щипахина, Иванова, Петрова - входит в ядро и была определена когда-то как одна из классиков, или, может быть, она были родоначальницей какого-то направления в поэзии, она, естественно, присутствует. Это то же самое, что Булгаков, Абрамов, они никогда не уйдут из книжных фондов. Никогда!".

Книги, почти как людей, на пенсию отправляют по старости. Разорван форзац, потеряны страницы, и издание выходит из библиотечного строя. Правда, подавляющее большинство, списывая один том сочинений Пушкина, обязательно закупают аналогичный в современном издании. Но есть авторы, нередко советские, которых не переиздают. Печатного преемника у состарившейся книги просто нет. Для массовой библиотеки потеря становится невосполнимой. Однако всегда можно обратиться в национальные книгохранилища. Например, в Академию наук или Петербургский университет, где берегут все, что когда-либо издавалось в стране.

Заведующая отделом комплектования библиотеки имени М.Ю. Лермонтова Наталья Иванова говорит: "Там эти книги не списываются. Там экземпляры на вечном хранении. У массовых библиотек - другая функция: мы выполняем запросы читателей".

Запросы весьма переменчивы. В 1970-х издавали книги по "яговодству", сейчас такого слова нет даже в словарях. В 1980-х в цене был справочник молодого сварщика. Беспристрастный формуляр хранит информацию о последнем читателе: секретами мастерства сварщика уже десять лет никто не интересуется. В 90-е годы был бум бульварного чтения - детективы, фантастика. До многих томов у читателей сегодня руки не доходят, но это не повод выбрасывать книги. Не горят не только рукописи, не горят книги, по крайней мере в библиотеке. Там говорят, что ценны все издания. В этом правиле нет исключений. Есть весьма популярный стеллаж, на котором представлены любовные романы. "Соска", "Шиканутые девчонки", "Пламя страсти" - сочинения с такими названиями тоже на учете.

Писатель Александр Житинский собирается продолжить свое исследование и педантично заказывать сочинения коллег, чтобы понять, есть ли они в фондах. Не исключено, конечно, что некоторых книг в библиотеках нет просто потому, что их никогда не приобретали. Такой довод кажется писателю сомнительным, учитывая многотысячные тиражи произведений советских авторов. Книг собственного сочинения Александр Житинский в хранилище тоже не нашел.

Директор библиотеки достает с полки книгу, на которой написано: "Александр Житинский. Эффект Брумма. 2004 год".