09.03.2010 | 11:31

"Черная комедия" для одной куклы и трех актрис

Международный шекспировский проект Театра Наций продолжила постановка финского театра "Ансамбль Анатомия" по мотивам трагедии "Король Лир". Мотивы высокой драмы в данном случае слышны в звуковом оформлении – в спектакле нет ни строчки оригинального текста. Зато, как утверждают европейские критики, труппе из Хельсинки удалось не просто соединить драматический театр с кукольным, а трактовать Шекспира в эстетике Дэвида Линча. Свое мнение о спектакле "Анатомия Лира" составили "Новости культуры".



Такого Короля Лира еще не было. Невзрачный старикашка храпит, кашляет, чихает. Ему снятся кошмары, он тиранит дочерей, читает газеты, смотрит телевизор. Типичный современный пенсионер. Автор спектакля – Микаэла Хасан. Эту историю она сделала для фестиваля в Хельсинки. Начинали с актерских и музыкальных импровизаций, закончили "Анатомией Лира".

"До "Лира" я уже работала с этой командой. Делали спектакли для маленьких и стариков. Нас заинтересовала проблема старости, захотелось поговорить об этом. Ведь история Лира – это история стареющего человека", – поясняет режиссер.

Уже была написана пьеса, шли репетиции, а главного героя так и не придумали. Лир рождался в муках. Художник Яннэ Силтавуори приходил с папкой чистых листов, наблюдал за манерами и пластикой актрис.

"Этот образ рождался через меня. Он должен был быть живым, чувствовать гнев, страдание, радость. Все это выражается в очень гротескном лице и руках", – поясняет художник.

Лир говорит голосами трех актрис. В жизни они абсолютно разные, а на сцене звучат одинаково. Интонация по ситуации – гневная, капризная, властная – все как у королей.

"Я без него даже не могу имитировать голос. Он появляется, только когда в руках кукла. Впрочем. Он такой же актер, как и мы", – заверяет актриса Оса Нюбо.

В руках Осы оживает костюм – напоминание о молодых деньках Лира. Три месяца она работала вслепую, чтобы вдохнуть в него жизнь.

"Я работаю в темноте, зритель меня не видит. Должно возникать ощущение, что костюм живой. Здесь нельзя промахнуться. Три месяца репетировали", – добавляет актриса.

Спектакль сделан на шумах и звуках. Слов нет – звукорежиссер Кристиан Экхолм заполнил музыкой каждую секунду спектакля.

"Я хотел добиться ощущения магии на площадке. Здесь ярость ветра, мощь грозы, не существующие в природе голоса. Я смешивал звуки природы и синтезатора", – рассказывает он.

Сны Лира напоминают кошмары. Кажется, что в лаборатории его чувства и память препарируют и вытаскивают самое сокровенное. Анатомия оставляет Лиру право всего лишь на придворные мелочи.