10.03.2010 | 19:33

1812 год в картинах Василия Верещагина

Через два года в Москве появится музей 1812 года. Он будет сформирован на базе Исторического музея. Открыть музей, посвященный событиям Отечественной войны 1812 года, планировали еще сто лет назад. Главными его экспонатами станут двадцать полотен Василия Верещагина, которые в свое время передал в собрание император Николай Второй. Сегодня в Историческом музее впервые показали весь цикл полностью. Рассказывают "Новости культуры".



На аналогичной выставке Василия Верещагина сто лет назад зрители зажимали нос от едкого дыма – художник повсюду в зале разбросал дымовые шашки. Из-за недавних проверок учреждений культуры пожарнадзором в Историческом музее воспроизвести эти спецэффекты не рискнули.

Серия из двадцати картин, посвященных кампании 1812 года, сто лет назад вызвала настоящий протест в обществе. Правительство поначалу отказалось покупать картины, и только позднее двадцать полотен все же были приобретены. Главное, что ставили в укор художнику, кажется немного странным, ведь карикатурные изображения Наполеона в Европе были очень популярны. Верещагин создал своего Наполеона – небритого, замученного, без привычной треуголки – такой Наполеон в России почему-то пришелся не ко двору.

"Разве это такой Наполеон, каким мы его привыкли видеть? Верещагин отвечал, что, по свидетельствам современников, Наполеон-таки шел впереди колонны, опираясь на березовую палочку. Такого Наполеона искусство Европы не знало. Это вызвало оторопь, недоумение и неприязнь", – рассказывает куратор выставки Наталья Перевезенцева.

Верещагин в своих картинах выступает скорее как документалист, нежели как художник. На одной из работ можно увидеть походную кровать Наполеона, установленную прямо в сельской церкви. Сходство с настоящей наполеоновской раскладушкой, которая выставляется тут же, поразительное. Впрочем, ничего удивительно. Верещагин – выпускник морского кадетского корпуса, он принимал участие во всех крупных военных кампаниях своего времени. Последнюю картину из серии "1812" дописать не успел – погиб при исполнении.

"Взрыв японской мины пресекает его жизнь, поскольку он оказывается на военном корабле – флагмане "Петропавловск"", – поясняет Наталья Перевезенцева.

После серии "1812" часть публики стала считать Верещагина гением, другие возненавидели художника. До Верещагина войну изображали так: какой-нибудь фельдмаршал на великолепном коне, а рядом – несколько чистеньких убитых. Написанных в той слащавой манере, которую полюбили еще при Николае Первом. Верещагин впервые в русском искусстве показал войну как колоссальное злодейство.