11.03.2010 | 10:50

Актерские бунты: история вопроса

В Московском драматическом театре имени Станиславского будет новый директор. Занимавшая этот пост Дайнора Шпокайте подала в отставку. Не исключено, что причиной ее ухода стал затянувшийся конфликт труппы с руководством коллектива. Ситуация для отечественного репертуарного театра, увы, не редкая. Еще один свежий пример - двоевластие в Нижегородском ТЮЗе. Внутренний конфликт – неизбежное, а иногда и необходимое явление для любого творческого коллектива. Иное дело, когда он становится публичным. Почему возникает и к чему может привести "актерский бунт, бессмысленный и беспощадный", - выясняли "Новости культуры".




Добровольная диктатура, просвещенная тирания – это все театральные термины. Точнее - особенности национального театра. Во главе истории театральных побед всегда стоит мощный режиссер, безоговорочный лидер, которому сначала сдается труппа, и перед которым потом капитулирует и зритель. Правда, это не всегда отменяет сражения другого характера, на другой территории. "В столице масса таких прецедентов человек приходит в театральную труппу, не знает ее, не создавал, ему дали, он пришел делать дело, а его воспринимают в штыки. Почему? Непонятно. Нам не нравится, говорят артисты. Почему? Не почему. Это такая псевдодемократия, не рабочие, творческие отношения, а вседозволенность", - уверен художественный руководитель Московского драматического театра им. К.С. Станиславского Александр Галибин.

Не прошло и месяца, как часть труппы драматического театра имени Станиславского объявила войну своему худруку. В лучших традициях недавнего прошлого инициативная группа бунтовщиков написала письмо, адресовав его сразу в несколько инстанций, среди них – департамент культуры, СТД, и, конечно же, СМИ. Претензий много. Послание заканчивается фразой - "то, что происходит сегодня с театром Станиславского, это - культурная катастрофа в самом центре столицы". "Это типично для русского театра... Русский театр - это дом, а дома все позволяют себе многое... А если говорить про американский театр – это абсолютно другая система... Играют, собираются на спектакль", - считает театральный критик из США Джон Фридман.

При этом Джон Фридман добавляет – это не значит, что одна система лучше другой, просто они разные. Уже не первое десятилетие он пристально следит за театральными процессами в Москве. И еще ни разу не разочаровался в русском репертуарном театре. "Демократия в театре абсолютно не годится. На самом деле. Во всяком случае, в русском театре", - считает Джон Фридман.

Один из самых взрывоопасных столичных театров сейчас возглавляет Сергей Голомазов. Исторически так сложилось, что занимать кресло худрука на Малой Бронной - все равно, что сидеть на пороховой бочке. "Если пишутся какие-то письма, все равно виноват главный режиссер. Единовластие необходимо. Это не исключает наличие оппозиции. Я то считаю, что если нет оппозиции, ее надо придумать. Она трезвит сознание", - говорит художественный руководитель театра "На Малой Бронной" Сергей Голомазов.

Здесь и Эфрос когда-то пришелся не ко двору, что уж перечислять худруков последних десятилетий... Женовач, Житинкин... правда, контракт с ними заключал директор театра. Нынешний худрук Сергей Голомазов договор подписывал с департаментом культуры. Орган, скорее наблюдающий, чем контролирующий. Данные о посещаемости, заполняемости, проданных и купленных билетах культурные департаменты предоставляют неохотно. Хотя театральная статистика вещь упрямая. Зритель, как известно, голосует рублем. "Должны быть условия, как в спорте, так и в театре… Здание принадлежит городу, а город боится, мы все крикливые", - рассказывает театровед Анатолий Смелянский. Он уверен, совсем неважно, сколько лет худрук занимает свой пост. Театральное долголетие практикуют и на западных просторах. Самый известный пример – Джорджо Стрелер, долгие годы знаменитый режиссер руководил "Piccolo Teatro di Milano", правда, даже у него в биографии были случаи, когда, разругавшись с городскими властями, Стреллер покидал Милан. "У нас болезнь, лечить ее не хотим, закрываем глаза. Наша театральная система была сотворена в тридцатые годы ... Мы ее не то, что не модифицировали... мумифицировали...", - полагает Анатолий Смелянский.

Пока специалисты лишь ставят диагнозы, так и не найдя панацею от российских театральных болезней. Избежать театра военных действий, вынесенного за пределы театральных стен, – не удастся. Актерские бунты продолжают сотрясать российское театральное пространство, чередуя победы и поражения. Хотя иногда и в театре действует простое математическое правило – от перемены мест слагаемых сумма не меняется.