12.03.2010 | 10:21

Дача Муромцева - поле после боя

Сегодня представители общественного движения "Архнадзор" соберут в Москве пресс-конференцию. Речь пойдет о недавнем сносе дачи Муромцева. События 7 марта они считают атакой на культурное наследие. Здание, в котором жил Венедикт Ерофеев, и где часто бывали представители советского неофициального искусства, сравняли с землей. Семьи, которые проживали в доме и пытались воспрепятствовать его разрушению, теперь оказались на улице. Кто ответит за уничтожение Дачи Муромцева и какая судьба ждет ее бывших обитателей, выясняли "Новости культуры".


После того, что было 7 марта, дача выглядит как поле после боя. Житель снесенного дома Кирилл Болдырев, чья его семья до последнего защищала историческое место и свое наследное право жить в этом доме, только разводит руками – ничего не осталось.

"Был уничтожен куст жасмина, - сетует Болдырев, - под которым Ерофеев читал "Вальпургиеву ночь". Был огромный куст. По нему прямо бульдозер прошелся. Рабочие грелись книгами. Вообще, когда дом сносили, было впечатление, что он весь из книг".

Снесли не только дом, но и бытовки, в которых Болдыревы жили после январского пожара. Ждали весны, чтобы разобрать вещи, которые вмерзли в лед. Даже собачью будку уничтожили.

В Нагатинском суде 15 марта должно состояться очередное заседание по признанию за Кириллом права собственника. Правда, теперь не понятно, собственником чего он может быть признан. И январский пожар, и снос, который ликвидировал следы возможного поджога, по мнению юриста Натальи Румянцевой, расчистили территорию. Сначала префектура округа говорила о парковке, потом о благоустройстве. Наталья была там во время сноса. Парадокс: место жительства Сергея Муромцева, автора проекта российской конституции, стало местом нарушения конституционных прав.

Юрист Наталья Румянцева комментирует ситуацию: "Насколько правомерны методы физического воздействия, уничтожения имущества? Все это ляжет в основу уголовного дела. Никто из них не представлялся. У них было только якобы распоряжение о вывозе мусора".

Для такого вывоза мусора приехали сотрудники в масках, которые стаскивали и скидывали людей с руин здания. Кирилл вспоминает, что залез на дерево. "Когда начали бить сестру, - вспоминает Кирилл Болдырев, я сказал, что спрыгну. Они мне: "Прыгай, нам легче будет"".

Теперь сестра Кирилла Анфиса находится в Боткинской больнице с сотрясением и ушибами. Брат приходит ее навещать, а сотрудники милиции – снимать показания.

"Инспектор по личному составу приходил, - говорит Анфиса, -
и я ему рассказывала про оперуполномоченного Лазарева, который требовал от меня отказаться от показаний на Антипова - того человека, который нам угрожал поджогом. Я ответила, что только в присутствии защитника буду говорить".

Архнадзор подавал заявку на признание дома и участка вокруг достопримечательным местом. Заявку приняли, она стояла в электронном списке на сайте Москомнаследия, как вдруг 14 января исчезла. Москомнаследие объяснило это тем, что заявку якобы отвергли еще летом.

Координатор общественного движения "Архнадзор" Константин Михайлов говорит: "Если бы это был выявленный объект, Москомнаследию пришлось бы выдавать свою санкцию на снос, а оно, убрав с сайта, изящно от дачи открестилось. Сделало вид, что это все не ее".

Статус объекта, заявленного на охрану, защищал дачу: сносить даже обгоревшие руины никто не имел права. А то, что ее вывели задним числом, даже не проинформировав заявителя, лишний раз подчеркивает намерения. Места, которое могло стать достопримечательным, больше нет. Кто прав, кто виноват в этой истории, будет решать суд. Но он не ответит на главный вопрос: если завтра такое случится с любым из нас, кто защитит, и какой номер телефона в этой ситуации набирать.

Все материалы темы>>>