12.03.2010 | 23:41

Фрески Ферапонтова монастыря переместились во времени и пространстве

Сделать доступными для современной публики хрупкие произведения древнерусской иконописи удалось фотохудожнику Юрию Холдину. Выявление с помощью фотографии сакральной составляющей иконописного образа было делом его жизни. Десять лет он посвятил фрескам Дионисия. Выставку его работ показывали Третьяковская галерея, Политехнический музей, Музей архитектуры. Она побывала в Новгороде, Петербурге, Костроме, Курске, итальянском городе Мерано. На ближайшие три месяца она переместилась в Музей-заповедник "Коломенское". Рассказывают "Новости культуры".



Ферапонтово переместилось во времени и пространстве. 580 километров и 500 лет, отделяющие нас от творчества Дионисия Мудрого, преодолеваются так: нужно подойти к храму Вознесения Музея–заповедника "Коломенское", у Передних ворот повернуть направо – в выставочные залы "Сытного двора". На три месяца там прописаны уникальные фотографии фресок Ферапонтова монастыря. Их автор – Юрий Холдин. Он снимал не стены, а воздух, окружающий шедевры Дионисия, и свет, который они излучают.

"Он слегка нивелировал объем архитектуры, но при этом мы не видим ни одной тени. Чтобы не было перспективных искажений, чтобы нимбы были круглыми, а не овальными. Он нашел способы на языке светского искусства передать светоносность этих фресок", – рассказывает вдова художника, искусствовед Екатерина Данилова.

Она окончила богословский институт, чтобы писать о творчестве своего мужа. Вместе они работали над изданием "Свет фресок Дионисия – миру". С недавних пор дело жизни Холдина продолжается не только благодаря его вдове.

"Когда Юрий Иванович ушел, мне было действительно страшно. Я представляла, какой это огромный проект, и, если бы это не подхватил народ, я, наверное, не нашла бы в себе силы в нем участвовать. Я вижу, что это востребовано", – замечает Екатерина.

После посмертной выставки Холдина в Музее архитектуры собралась инициативная группа. Ее активисты написали письма президенту, патриарху и мэру Москвы с просьбой о постоянной площадке для проекта Юрия Холдина. Антонина Арендаренко держит в руках ответ патриархии: ""Полагаю, что выделение в центре Москвы помещения для постоянной экспозиции работ Юрия Холдина является велением времени". Отец Всеволод Чаплин обещал нам всемерное содействие".

"Сейчас, когда идет передача музейных ценностей церкви, вдруг все обратили внимание, что Юрий Иванович – то, к чему сейчас все будет двигаться, искать будут какие-то компромиссы между "представлением" и "сохранением". Он эту проблему уже давно решил", – замечает Екатерина Данилова.

Холдин запечатлел фрески Дионисия сразу после реставрации, сделал их доступными зрителю за пределами Ферапонтово. Но такого Иоанна Предтечу не видели и те, кто бывал в Ферапонтовом монастыре. Этот образ высоко, его видимость зависит от света, а свет – от времени дня, года и погоды. Впрочем, мастерство Юрия Холдина позволяет любому не только увидеть, но и погрузиться в образы пятивековой давности.

Сорок из представленных на выставке отпечатков не видел и сам Юрий Холдин. Он просто не успел их напечатать. Зато оставил сподвижников, способных соответствовать оставленным эталонам.

"Специалистов в каждой области он привлек, как режиссер, и заставил работать на сверхзадачу, которую определил он как художник. Так же, как Дионисий работал с командой. Но при этом видно, что это писано единым духом", – добавляет вдова Юрия Холдина.

Дух, перебросивший мост между иконописью и светописью, богословием и технологией, XVI веком и XXI столетием, продолжает витать там, где ему предоставляется возможность. В ожидании постоянной прописки.