19.07.2012 | 10:50

Спектакль "Дон Жуан. Версия": предпремьерные показы

Самый известный обольститель в мире, чье имя давно стало нарицательным – Дон Жуан. Образ, созданный на основе народной легенды фантазией Тирсо де Молины, в дальнейшем оказался чрезвычайно притягательным для творцов разных эпох. Свою версию донжуановской истории представляет молодой режиссер Андрей Шляпин. Площадкой для его дебютного эксперимента стала сцена «Под крышей» в Театре имени Моссовета. Рассказывают «Новости культуры».  

Вот она – система Каменьковича-Крымова в действии. Пять лет совместного обучения актеров, режиссеров, художников в экспериментальной мастерской, и они готовы выдавать театральный продукт. Дуэт уже сформировавшийся: однокурсники – режиссер Андрей Шляпин, художник Александра Дашевская. Вместе создавали эту версию Дон Жуана.

«Недели, наверно, две таких споров у нас было. Не переговоров, а именно споров. Мы приходили и начинали спорить, кричать, кто и что думает по этому поводу», - признается художник Александра Дашевская.

Пока реквизиторы тщательно готовят конфетти и хлопушки, Андрей Шляпин дает наставления сразу трем Дон Жуанам. Обольститель мольеровский, которого осуждают. Ловелас Гофмана, которого почти жалко. Наконец, пушкинский – полностью оправданный. Три Дон Жуана – три разных образа, три разных возраста, три разных правды.

«Какой Дон Жуан на самом деле - понять невозможно. И, слава богу, мы этим воспользовались и попытались сделать даже не своего Дон Жуана, а попробовали исследовать человека, который, как мы считаем, всю свою жизнь занимался тем, что исследовал границы безнаказанности», - объясняет режиссер Андрей Шляпин.

Эта версия «Дон Жуана» как цепь картин, связанных одним лишь образом ловеласа. Ни сцен обольщения, ни сцен наказания зритель так и не увидит.

«Мы тоже не пришли с готовой инсценировкой и сказали – вы направо, вы – налево. Актеры хорошо откликнулись на наше предложение заняться немножко экспериментальным театром», - объясняет режиссер Андрей Шляпин.

Театр экспериментальный для ученика Каменьковича-Крымова это тот, где актер всегда должен быть готов к неизведанному. Научиться играть на картонных коробках или заговорить по-испански. Быть в подвешенном состоянии или исполнять джазовые импровизации.

«Хотелось бы передать именно само это состояние – от одного берега к другому, какого-то познания жизни. Но жизнь можно познать, наверное, только познавая разные стороны – вот темное и светлое», - говорит актер Рустам Ахмадеев.

Жизнь Дон Жуана здесь в карнавальных ритмах. Когда так не просто снять с себя маску и приходиться балансировать на грани пропасти. Мысль главная, делится режиссер: в современном мире Дон Жуан остается безнаказанным.