15.03.2010 | 10:21

Открытое письмо о проблеме авторских прав

Свобода доступа к культурному наследию не должна обеспечиваться за счет принудительной национализации авторских прав. Таков мотив открытого письма, с которым руководители крупнейших творческих союзов России обратились к президенту страны Дмитрию Медведеву. Среди подписавшихся - режиссеры Никита Михалков, Карен Шахназаров, Павел Лунгин, глава Союза писателей Валентин Ганичев, председатель Союза архитекторов Андрей Боков. Протест деятелей культуры вызван обращением членов Ассоциации интернет-издателей в Государственную думу с предложением сделать общественным достоянием все произведения литературы и кинематографа, созданные в советский период, а также предоставить библиотекам право оцифровывать книги без согласия авторов. Сторонники радикального изменения закона об авторском праве ратуют за переход к современному информационному обществу, а правообладатели требуют не допустить легализации пиратства. Подробности выясняли "Новости культуры".



С нарушениями авторских прав мы сталкиваемся в обыденной жизни гораздо чаще, чем нам кажется. Вывесил кондиционер под окно или застеклил балкон – нарушил архитектурный облик дома, следовательно, нанес ущерб замыслу архитектора. Сфотографировал дом-парус, поместил фотографию в Интернет – опять нарушение.

Президент Союза архитекторов России Андрей Боков говорит: "Эти образы, которые создаются архитектором, нещадно эксплуатируются кем угодно. Архитектор полностью лишен права давать согласие, корректировать или как-то влиять на его формирование. Авторское право у нас существенным образом угнетено и попросту отсутствует в нашей сфере, авторское право как норма, без которой архитектура не может существовать".

Мосфильмофонд. По закону права на все фильмы, созданные до 1993 года, принадлежат студии. Срок их действия – 70 лет с того момента, как картину впервые увидел зритель. Есть там и фильмы, снятые до 1940 года, права на них уже перешли в общественное достояние. Однако право собственности на носитель произведения - пленку - остается за Мосфильмом.

Генеральный директор киноконцерна "Мосфильм" Карен Шахназаров говорит: "Кто занимается реставрацией картины? Это дорогое дело... Мы сейчас закончили "Они сражались за родину", только что "Зеркало" отреставрировали. Это десятки тысяч условных единиц. Кому это нужно, если это станет все ничье? В Европе если нужна картина Эйзенштейна, обращаются к Мосфильму за правами, хотя они знают, что это общественное достояние, чтобы не было хаоса на рынке".

С вопросом о господдержке тоже не все просто. В советское время Мосфильм брал кредит на производство фильмов и возвращал его, в наши дни государство осуществляет частичное финансирование большинства кинопроектов. Должно ли государство претендовать на авторские права таких произведений? И может ли оно настаивать на обязательном выкупе прав на романы, рассказы и поэмы, входящие в школьную программу?

"Государство устанавливает стандарты. Если оно объявило, что такие произведения обязательны для изучения в школе, что это национальное достояние, нужно сделать и какие-то законодательные шаги, чтобы максимально облегчить распространение этих текстов", - считает Андрей Василевский, главный редактор журнала "Новый мир".

Руководитель кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и другим правам интеллектуальной собственности Высшей школы экономики Михаил Федотов так комментирует ситуацию: "Это уже было: декрет советской власти, национализация произведений русских классиков, наследники Толстого, Чехова остались без авторских прав. Что же мы опять пойдем по этому пути? Тогда нужно выходить из Бернской конвенции, из Всемирной конвенции по авторским правам, ведь в сфере авторского права национальный законодатель связан мировыми конвенциями".

Российская государственная библиотека поддержала выступление интернет-издателей. Ее резон таков: в год библиотеку посещает около миллиона россиян, а виртуальных посетителей может быть в сотни раз больше.

Александр Вислый, генеральный директор РГБ, говорит: "Издательство книгу уже выпустило, она уже распродана, а мы с запозданием на два года то, что спрашивается в библиотеке, то и оцифровываем".

Проблема только в том, что у библиотеки нет ни средств, ни возможностей заключать персональный договор с каждым автором. Вариантов решения может быть несколько.

"Национальные библиотеки России получают возможность перевести в электронную форму без разрешения автора, а потом распространять в помещении библиотеки в условиях невозможности создания цифровой копии на безвозмездной основе, либо создается организация, которая заключает эти договора в пользу этих самых библиотек", - говорит Вислый.

В Российской государственной библиотеке уже вовсю идет процесс оцифровки, по крайней мере, тех произведений, которые уже не охраняются авторским правом. К тому же это еще одни способ сохранить книгу: недавно появилась шокирующая информация о том, что в рядовых библиотеках уничтожаются книги, изданные ранее 1999 года. Причина - негде хранить. А в РГБ в нескольких шкафах хранится крупнейшая электронная библиотека России. Отсканировано около 100 тысяч книг, 400 тысяч диссертаций. Тексты диссертаций из фонда РГБ продают в Интернете. Где гарантии, что не будут украдены те книги, которые РГБ возьмется оцифровывать без ведома автора?

"Заявляю официально, что у нас договоров ни с одним сайтом нет, - говорит Александр Вислый. - Вариант, как попадает диссертация, самый простой – человек у нас делает ксерокопию, а потом переводит сам в электронный вид, тем самым он ничего не нарушает".

На этом принципе построена одна из первых электронных библиотек Рунета – библиотека Максима Мошкова, пользователи сами присылали ему электронные копии книг. Сейчас у Мошкова уникальная электронная коллекция русской классики, которая очень популярна среди школьников. Проблему авторских прав Мошков решает просто.

"Если автор против, у меня его текста не будет в библиотеке, а чтобы было еще проще, человек сам создает в библиотеке свой раздел и сам размещает там свои произведения, - рассказывает Максим Мошков. - В последние годы принято несколько модификаций в закон об авторском праве, которые настолько исказили и взвинтили ситуацию, что сделали преступником каждого из нас. Есть у тебя компьютер, ты - преступник, звонит мобильный телефон, ты нарушаешь. Минимум, это как бы минимум, чтобы стать легальными, перестать быть преступниками".

"Это легализация пиратства", - считает Карен Шахназаров. "А почему не разрешить торговать ворованными машинами. Где логика?" - задается вопросом директор Мосфильма.

Ощущение, что оппоненты слышат друг друга, пока нет. Между тем, ясно, что в недалеком будущем читать книги будут с помощью компактных устройств. В одном электронном приборе - тысячи бумажных томов. Препятствовать этому бесполезно, но и права авторов не должны пострадать. Сложный ребус предстоит решить отечественным законодателям.