15.03.2010 | 19:38

Нет Рублева в своем Отечестве

Крупнейший исследователь древнерусской живописи, профессор Никита Голейзовский утверждает, что в России не осталось ни одной иконы кисти великого художника Андрея Рублева. Заявление, претендующее на сенсацию, по мнению ученого, подтверждают сами шедевры мастера. Так, например, знаменитая "Троица" Рублева после многочисленных реставраций полностью лишилась авторской живописи. Эта гипотеза вызвала бурные споры в среде ученых. Тема нуждается в серьезных научных исследованиях, ведь сотрудники Третьяковской галереи, хранящие рублевское наследие, такие заявления категорически опровергают. Доводы сторон – в репортаже "Новостей культуры".



Ее реставрировали не менее десяти раз, утверждает Голейзовский. Когда в 1960-х "Троицу" досконально исследовали, реставраторы между собой обсуждали, что от авторской живописи на иконе остался лишь маленький кусочек – на шее левого ангела.

"То, что мы сейчас видим, это коллективное творчество мастеров разных столетий, которое дает нам представление о том, как выглядела "Троица" в оригинале. Но это не более чем реконструкция", – заверяет Голейзовский.

Профессор констатирует, что он не первый высказывает сомнения в сохранности подлинной живописи иконы: "Николай Петрович Сычев усомнился в сохранности живописи в 1915 году. После него только единицы осмеливались говорить высказывания, противоречащие общественному мнению. После того как Грабарь написал свое знаменитое исследование о Рублеве и последователи Грабаря стали развивать его тезисы о том, какая икона принадлежит Рублеву, какая – его ученикам".

Уже десятки лет в искусствоведении принято считать "Троицу" и фрески Успенского собора во Владимире подлинно рублевскими. По ним защищали сотни диссертаций. Гипотеза Голейзовского о том, что Рублева у нас нет, для большинства искусствоведов – нонсенс. При том, что реставрировали "Троицу" не всегда грамотно.

"Вы видите все утраты на одеждах, очень значительные утраты на фоне. Ее, наверное, расчищали пемзой для того, чтобы запись ложилась лучше. Это была, к несчастью, в те времена принятая в реставрации практика. Поэтому пятна утрат действительно образовались – икона была сплошь прописанной", – говорит старший научный сотрудник Отдела древнерусского искусства Третьяковской галереи Левон Нерсесян.

Одну из последних значительных реставраций проводил в 1904 году известный мастер Василий Гурьянов. При раскрытии иконы в мастерских Троице-Сергиевой Лавры ему удалось снять почти все поздние наслоения. Каждый этап работы он фиксировал.

Сегодня можно увидеть состояние иконы в разное время. До реставрации Гурьянова она хранилась в окладе. Взгляду были доступны только лики, части рук и ног ангелов. После снятия оклада "Троица" выглядела, как палехская шкатулка, ведь в XIX веке над ней поработали палешане. Гурьянов начал расчищать икону и, вроде бы, открыл "Троицу" для обозрения, но сверху нанес свой новый слой. Эту реставрацию позже назовут варварской. "Троица" вернется в иконостас, где вскоре потменеет. В том виде, в котором она существует сейчас, она предстанет лишь после реставрации Юрия Олсуфьева 1918 года.

Ученые до сих пор изучают, к какому времени принадлежит живопись разных участков иконы. К примеру, считается, что маленькие трещинки-кракелюры появляются не менее чем через сто лет.

"На мой взгляд, самый древний участок живописи на старом левкасе – на верхней части, над фигурами ангелов. Над нимбами, она сохранила древний кракелюр. Если мы посмотрим нижнюю часть, там кракелюры не сохранились", – замечает Никита Голейзовский.

"Тонкий нитевидный кракелюр, о котором говорит Никита Касьянович, есть здесь повсеместно. Просто его трудно увидеть невооруженным глазом. Это тот самый кракелюр, который он воспел. Кракелюр рублевского времени", – отвечает ему старший научный сотрудник Отдела древнерусского искусства Третьяковской галереи Левон Нерсесян.

Шедевр древнерусского искусства до сих пор окутан множеством загадок, сведения о нем единичны и неопределенны. До сих пор неясно, в каком году и при каких обстоятельствах была написана "Троица". О ее судьбе на протяжении нескольких веков ничего неизвестно.

"Надо провести повторное, очень тщательное исследование всеми доступными физическими, химическими средствами", – считает Никита Голейзовский.

"Мы проделали ее новую съемку, макросъемку. Может понадобиться анализ пигментов. Мы будем продолжать отвечать на вопросы, которые существуют вокруг иконы", – заверяет Левон Нерсесян.