16.03.2010 | 10:01

Битва за Москву продолжается, или Генплан как смертный приговор столице

Генеральный план развития столицы до 2025 года остается в центре ожесточенной общественной полемики. Напомним, Городская Дума приняла Генплан уже во втором чтении. Этот шаг Комиссия Общественной палаты по сохранению и развитию отечественной культуры оценила как "смертный приговор Москве". Противники проекта требуют проведения новых публичных слушаний и независимых профессиональных экспертиз, а разработчики уверены, что Генплан может быть утвержден в апреле и скорректирован в процессе реализации. Мэр Москвы Юрий Лужков уже назвал проект "претендующим на уникальность". Чем, собственно, "уникален" и кому срочно необходим такой план развития столицы, выясняли "Новости культуры".



Второе чтение Генплана Москвы можно было отложить до 2012 года. Это допускает недавно измененный Госдумой Градостроительный кодекс. Но в столице решили не ждать.

"Мы должны принять в апреле Генплан, в июне – правила землепользования, чтобы во втором полугодии, по выходу из кризиса, сделать схему работы с частными застройщиками удобной", – поясняет председатель Комиссии Московской городской Думы по перспективному развитию и градостроительству Михаил Москвин-Тарханов.

Впрочем, авральный режим принятия привел к тому, что времени на изучение документа в десять тысяч страниц у экспертов просто не было.

"Члены ЭКОСа получили документы на рассмотрение за неделю до внесения в Гордуму. Профессиональные замечания касались объектов культурного наследия", – замечает член Комиссии Общественной палаты РФ по сохранению и развитию отечественной культуры Галина Маланичева.

Требования пересмотра Генплана звучали еще в конце прошлого года. Были даже митинги. Но теперь, после его принятия во втором чтении, возник открытый конфликт с Общественной палатой.

"Мы стараемся, чтобы была социальная стабильность, чтобы люди верили в органы государственной власти. А получается, Общественная палата заверяет, что Москомархитектура непрофессиональна", – говорит заместитель председателя Московской городской Думы Андрей Метельский.

Однако стабильность и спокойствие населения зачастую означает просто незнание истинного положения вещей. Так, более 230 памятников оказались в зонах реорганизации – то есть там, где допускается строительство и снос. Полностью под реорганизацию пойдут район консерватории, Музея изобразительных искусств имени Пушкина. Хитровская площадь, несмотря на двенадцать тысяч собранных подписей и распоряжение Лужкова о приостановке работ, все-таки стоит в зоне реорганизации. Район Большой Дмитровки, 9, известный по магазину "Чертежник" – творение мастера модерна Адольфа Эрихсона, – тоже под угрозой, вместе с внутренним двором.

"Здесь существует ППМ о комплексной реконструкции квартала. Здесь задействован МХАТ со своими интересами, а главное действующее лицо – "Ингеоцентр". Что предполагается на этом месте, мы не знаем", – рассказывает координатор общественного движения "Архнадзор" Рустам Рахматуллин.

Генплан составляется в условиях, когда не установлены территории многих памятников, в том числе статусных. А значит, скажем, усадебный дом трогать не будут, а вот двор могут застроить. После первого чтения выяснилось, что Генплан не учитывает выявленных памятников. Главный архитектор согласился принять 190 поправок по конкретным адресам – а это говорит об отсутствии системы в учете исторического наследия.

Борис Пастернак, член президиума Экспертно-консультативного совета при главном архитекторе Москвы (ЭКОС), считает: "Можно было сформулировать стратегию развития исторической функции города, которая легла бы в основу развития туризма. В известной степени, историческая Москва отдана на откуп инвесторам, которые определяют развитие города и предопределяют принятие Генплана".

Генплан закладывает массу законодательных нестыковок. Например, Пушкинская площадь – зона стабилизации. Это значит, что все здания по контуру могут только реставрироваться. А как тогда быть с домом Бенкендорфов, который не получил статус выявленного объекта и на него уже есть инвест-проект? И что будет с реконструкцией площади, которая якобы ликвидирует вечную пробку на Тверской? Вообще проблема транспорта в российской столице, как и в любом другом городе мира, тесно связана с проблемами сохранения культурного наследия. Выбирают одну из этих четырех комбинаций "да-нет". Идеальную пропорцию можно увидеть в Амстердаме. Во Флоренции транспортом жертвуют во имя наследия, а в Москве ни та, ни другая проблема не решается. "Хай-вэи" без светофоров с выделением их в отдельную зону в Москве не строят. У нас просто расширяют улицы.

"Москва пошла по промежуточному пути. У нас ни мальчики, ни девочки. Поэтому мы то летим со свистом, то стоим. Это фундаментальная ошибка, которая закреплена в Генплане", – заверяет научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин.

В районе метро "Юго-западная", по его мнению, ошибки транспортного планирования наиболее типичны.

"Чем занят этот транспортный узел – шесть торговых центров. Место, которое должно быть под парковки и вокзалы, отдано под торговлю. И это все закреплено в Генплане", – показывает Михаил Яковлевич.

Инвест-контракт – основной фактор в определении статуса того или иного квартала. Садовническая улица практически целиком находится в зоне реорганизации. Как и замечательный дом №9 постройки Нирнзее.

"Дом балансирует на грани гибели, он будет снесен по решению городских властей. Видно, что дом не в аварийном состоянии. Потолки не текут, стены целы. При этом говорят, что он аварийный", – показывает координатор общественного движения "Архнадзор" Константин Михайлов.

Квартира бывшего домовладельца – купца Привалова – прекрасно сохранилась. Жильцы рассказывают, что в последние годы их буквально выживают. Срезают трубы отопления или устраивают прорыв водопровода. Зайти во двор не дает охрана, так что увидеть прекрасные два корпуса, которые пока еще образуют с домом единый комплекс, можно только из окна. А вскоре нельзя будет совсем. Таким образом, Генплан – это не просто определение основных зон развития Москвы, но и определение их уровня жизни.

При составлении генплана 1935 года термин "градоустройство" был заменен на градостроительство. То есть устроение и взаимоувязка интересов разных групп населения заменена на единую диктующую волю. Интересно, что в похожей тональности Москомархитектура комментирует и нынешний Генплан, говоря о том, что Москва переживает строительный бум, а значит – строит и побеждает. Вот только непонятно, с кем идет война?

Все материалы по теме>>>