18.03.2010 | 10:01

Фотобиеннале – лучший повод взглянуть на мир по-новому

В проведении сотни выставок Международного месяца фотографии задействованы ведущие площадки столицы. Сегодня эстафету принимает Центральный "Манеж", где открывается сразу восемь экспозиций. В том числе ретроспективы трех легендарных фотографов агентства Magnum – Анри Картье-Брессона, Мартины Франк и Эрвита Эллиота. Россию представляет Андрей Безукладников – с экспозицией " Прозрачное время". Все работы выполнены в разных технологиях, отличаются по эстетике и идеологии. Впрочем, есть у них нечто общее: в этих фотоснимках отражена эволюция самого "реалистичного" из визуальных искусств. Рассказывают "Новости культуры".



Питера Линдберга называют певцом гламура. Самый модный глянцевый фотограф современности любит разрушать стереотипы. В Москву он привез фотографии звезд, сделанные без фотошопа. Такой Жанну Моро еще никто не видел. На работе, представленной в экспозиции, она не звезда, а женщина, которая не скрывает свой возраст.

"Я уговорил голливудских звезд показать свое настоящее лицо. Все эти снимки, обработанные на компьютере при помощи фотошопа, в них нет искренности. А у меня звезды, может, не такие красивые, как в глянцевых журналах, но в этой некрасивости, естественности и есть подлинная красота", – заверяет Линдберг.

В 1978 году еще не было фотошопа. Действительность тогда лакировали по-другому.

"Машина ТАСС, например, была направлена на идеологическую работу. И она просто засыпала нас фотографиями. Именно такой жизнь хотело видеть наше руководство, да и мы хотели бы иметь и видеть такую жизнь. Но реальное расходилось с желаемым", – рассказывает фотограф Валерий Щеколдин.

В редакции Валерию Щеколдину давали задание снимать парадную сторону советской империи, но он всегда заходил с черного входа. Многие фотографии не подлежали публикации.

"Это крамольные сюжеты. Но я занимался, в общем-то, соцреализмом и даже его ответвлением - "соцкретинизмом". То есть я иронизировал над этой идеологией, потому что нельзя было ее воспринимать всерьез. Ее никто всерьез и не воспринимал", – продолжает Щеколдин.

Фотография в Советском Союзе не признавалась как вид искусства. Она была поставлена на службу идеологии. Фотографу отводилась лишь роль штатива, и этой ролью были согласны далеко не все.

"У фотографа был только один выход: снимать, как он видит, невзирая на идеологические шаблоны. В 1985 году я оказался в Пермском туберкулезном диспансере, и у меня был с собой фотоаппарат. На этих работах люди, например, играют в домино, пьют, естественно, чефир. Это бывшие заключенные или рабочие каких-нибудь сложных производств. Рядом - курилка, где они курят", – показывает фотограф Андрей Безукладников.

"Посмотрите, это 1954 год, "Метрополь". Сталин умер, но портреты его еще висят", – обращает внимание директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова, показывая работу Анри Картье-Брессона.

Его называют королем репортажа. Брессон основал знаменитое фотоагентство Magnum, стал первым иностранным фотографом, перед которым всего через год после смерти Сталина открылся железный занавес. До этого он уже успел объехать полмира – снимал и мексиканских проституток, и парижских манекенщиц, но только в Москве Брессон понял, что такое настоящая свобода. Может, потому что здесь ее просто не было. В Москве к нему были приставлены сотрудники КГБ, которые следили за каждым его шагом, за каждым поворотом объектива.

"Когда я попросила его рассказать мне о съемках в Советском Союзе, он попросил меня выключить микрофон и говорил со мной полушепотом. Этот ужас, когда за ним следовало огромное количество людей, остался с ним на всю жизнь", – замечает Свиблова.

Ольга Свиблова недавно открыла школу, где учат снимать так, как это делал Брессон. Он считал, что самое главное – поймать решающий момент. Удачный снимок может получиться у каждого. Но не каждый может стать Брессоном. Вот почему хороших фотографий по-прежнему больше, чем хороших фотографов.

Все материалы по теме>>>