19.03.2010 | 10:20

Тамаш Ашер поставил "Иванова": действие происходит в 70-е годы ХХ века

Хельсинкский городской театр представил на сцене Академического Малого театра спектакль "Иванов" по пьесе Чехова. Показ прошел в рамках проекта "Большой обмен театрами 2010" - в течение юбилейного чеховского года московская и хельсинская труппы будут обмениваться постановками по произведениям классика. В феврале Малый привозил в Хельсинки "Чайку". Решать судьбу мятущегося русского интеллигента Иванова взялся один из самых титулованных европейских режиссеров - венгр Тамаш Ашер. Подробности - у "Новостей культуры".



Языковое многоголосье: три переводчика и три языка - русский, венгерский и финский. Тамаш Ашер поставил "Иванова" на двух из них. Сначала с труппой венгерского театра. Кстати, эта постановка в 2008 году получила "Золотую маску" за лучший зарубежный спектакль. Теперь в "Иванове" играют актеры финского театра. Режиссер признается, что изменился не только язык.

"Я выбрал пьесу не только из-за параллельного сходства чеховской эпохи с современностью, хотя и это тоже есть, - говорит Тамаш Ашер. - Просто обычно в пьесах Чехова слишком идиллическая атмосфера. Мне захотелось вырвать историю из этого романтического контекста и поместить в 70-е годы ХХ века, которые я считаю периодом упадка. Во всем, но особенно в архитектуре. И эти неприятные модернистские конструкции отражают внутренний мир Иванова".

Несмотря на то, что время действия у Тамаша Ашера не XIX век, а прошлый, художественный руководитель консервативного Малого театра считает, что с Хельсинским театром их многое роднит.

Юрий Соломин, художественный руководитель Государственного академического Малого театра, говорит: "Мне кажется, что нас объединяет одна школа, реалистическая школа. С нюансами, но она существует, особенно в актерских работах".

По словам Тамаша Ашера, Финляндия, как и Венгрия, находится на первых позициях по количеству самоубийств. Тема депрессии, близкая Ашеру, в спектакле не достигает суицидальной кульминации.

"Иванов – это просто пациент, который страдает от стресса, - говорит финский актер Рауно Ахонен. - У него было много желаний, он мечтал, но что-то случилось, и началась депрессия. Это болезнь нашего времени".

Рауно Ахонен уже играл в пьесе Чехова: тогда он был дядей Ваней. В этих ролях он нашел много общего. Его партнерша Иоанна Ярнефелт в роли Сарры поднимает вопросы, которые волновали женщину во все времена.

"Я вижу здесь нашу женскую долю, - признается Иоанна Ярнефелт, - когда женщина по любви выходит замуж и вдруг, через какое-то время понимает, что не любима. Это очень типичная история. Особенно сейчас, когда так много разводов".

Режиссер не менял текст, но, работая с актерами, ориентировал их на проблемы сегодняшнего дня, а не конца XIX века. "Болезнь Сарры, - продолжает Иоанна Ярнефелт, - накладывает огромный отпечаток на роль. Я не могу представить себя смертельно больной туберкулезом, потому что сейчас его лечат. Но я очень хорошо могу представить себе рак, который действительно обрекает героиню на смерть. Это для меня очень близко и понятно".

Иванов не убивает себя. Как говорит режиссер, ему просто не хватает сил совершить самоубийство. Актерам, плохо знакомым с российским менталитетом, все же удалось понять: причина депрессии Иванова в тех самых проклятых вопросах, на решение которых часто уходит целая жизнь.

Все материалы по теме>>>