20.03.2010 | 22:00

В России сформирована большая кинематографическая "восьмерка"

Наконец поставлена точка в вопросе, который последние полгода будоражил кинематографические умы страны. Федеральный фонд социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии объявил, кому и за какие заслуги будут даны бюджетные деньги. О реформе отрасли заговорили еще в ноябре прошлого года. Тогда во ВГИКе, на Совете по развитию кинематографии, было принято решение перейти к новой системе госфинансирования – поддерживать не отдельные проекты, как это было раньше, а целые компании – лидеров рынка. "Лидеры" в этой схеме – ключевое и самое болезненное слово. Критерии их отбора раскололи кинематографическое сообщество, а со вчерашнего дня его окончательно и разделили на тех, кто прошел в "счастливую восьмерку" – именно столько продюсерских компаний получат государственные деньги, и на всех остальных. Рассказывают "Новости культуры".



Елена Яцура, продюсер фильмов "Девятая рота" и "Небо, самолет, девушка", – среди самых успешных российских кинопродюсеров 2006 года. Именно тогда в лексикон отечественных кинематографистов прочно вошло английское слово "мейджор" – сразу три крупные голливудские студии открыли у нас свои офисы. В 2010 году, когда в России стали выбирать собственных мейджоров – тех, кто поделит бюджетный пирог, Яцуры в заветном списке не оказалось.

"Хотя я слышу среди собратьев-кинематографистов, что существует тайный сговор, что заранее кто-то решил, продвинул компании, на самом деле идет нормальная работа", – заверяет ректор ВГИК Владимир Малышев.

Полгода кинематографисты жили слухами и домыслами. Гадали – кто получит господдержку, потом возмущались своим же догадкам. Те, кто понимал, что в этот список никак не пройдет, не принимали критериев отбора. Впрочем, замечания Гильдии продюсеров все же были услышаны.

"Критериев спорных, как таковых, нет. Все признают, что качество фильма отражается в двух направлениях: это количество зрителей и признание профессионального сообщества – награды на кинофестивалях, "Ника", "Золотой Орел"", – говорит исполнительный директор Федерального фонда поддержки кинематографа Сергей Толстиков.

Пока создавали критерии и выбирали больших и успешных, маленькие и бедные вспоминали мировую практику: крупных и богатых мейджорами не назначают и госденег им не дают.

"Только в России может быть такая удивительная революция. Мы выиграли Олимпиаду? Мы еще следующую "выиграем"! То же самое касается кино. Просто это менее очевидная вещь, не измеряется медалями, в ней еще больше шарлатанства", – замечает продюсер Елена Яцура.

"Если получит деньги Рустам Хамдамов и начнет снимать свои картины, если получит деньги, к примеру, Герман-старший (если ему это надо), если получат деньги ребята, снявшие "Шультес", это будет расцвет, революция", – уверен режиссер Сергей Соловьев.

Реформа расколола киносообщество. Ее сторонники уверяли, что из сотни фильмов на экраны выходит лишь треть. Впрочем, у Минкульта, который раньше по тендеру выделял деньги на отдельные проекты, была другая статистика. С этого года у министерства и другие суммы (850 миллионов рублей), и другие направления (дебюты, авторское, документальное кино).

"Хуже, чем раньше. Раньше у меня была возможность идти в уполномоченные органы федеральной власти и доказывать состоятельность своего замысла, а теперь я должен доказывать свой замысел конкуренту", – поясняет продюсер Сергей Члиянц.

Два миллиарда восемьсот миллионов рублей на кино из государственной казны – а это, кстати, меньше половины бюджета фильма "Аватар" – должны были распределить между мейджорами. Пока их искали, кто-то из отчаянных скептиков уверял, что лидер в России всего один. Но после заседания попечительского совета фонда стало ясно: мейджоры в России есть. Их восемь, но делить между ними будут только два миллиарда, зато поровну.

"Я могу сказать одно: не должно быть хуже. По крайней мере, не должно быть такого огромного количества картин, которые запускаются и не выходят на экран, и никто не может объяснить, почему эти картины на экран не вышли. Думаю, что сегодня, по крайней мере, восемь компаний, которые утверждены, будут персонально отвечать за то, что они делают. Списать все, к примеру, на творческую неудачу, если деньги потрачены, уже не получится", – считает член попечительского совета Федерального фонда поддержки кинематографа Никита Михалков.

Неожиданности не было. Студия "ТРИТЭ" Михалкова получит 250 миллионов рублей, эта же сумма будет выделена гиганту "Централ Партнершип", "Базелевсу" Бекмамбетова, "Профиту" Толстунова, "Арт-пикчерс" Бондарчука и Роднянского, "СТВ" Сельянова, "Дирекции кино" и компании "Рекун". Адреса счастливчиков другие продюсеры теперь выучат наизусть – вдруг мейджоры захотят сотрудничать.

"Попробуем, но откликнутся ли на наши пожелания, на наши проекты? Я думаю, что это компании достаточно известные и серьезные. Я думаю, у них свой пакет фильмов, который они захотят реализовать", – говорит продюсер Наталья Иванова.

"В нашей стране любая система зависит от того человека, который придет руководить ей. Если человек придет лишь за тем, чтобы обогатиться, очередной раз положить деньги в карман, то любую схему он превратит в кормушку", – уверен режиссер Сергей Мирошниченко.

Часть денег большой кинематографической "восьмерке" придется возвращать государству, поэтому ее фильмы в любом случае должны стать кассовыми. Детали возвратного механизма еще не озвучены. Сейчас главное – начать финансирование. Российский кинематограф и так уже долго простаивал.