22.03.2010 | 10:27

Реконструкция Московской консерватории

В ближайшее время Московская консерватория получит более 20 тысяч квадратных метров дополнительных площадей - новую библиотеку, учебные классы и оперный зал. Окончательный проект реконструкции пока не готов, но уже очевидно, что в центре Москвы появится целый музыкальный квартал. Он объединит сразу три исторические усадьбы и ряд построек, представляющих мемориальную ценность. Среди них - дом преподавателей Синодального училища, где планируют устроить библиотеку. Чем может обернуться это решение, выясняли "Новости культуры".



Сейчас работы кипят на задворках консерватории. Усадьба купца Филиппа Ланга по Среднекисловскому, 3 - уже в строительной сетке. Здание начала XIX века нагрузят надстройкой в три этажа, по контуру напоминающей крышку рояля.

Генеральный директор научно-исследовательского и проектного института "Моспроект-4" Андрей Боков комментирует: "Оперная сцена, зал на 500 мест, высокая коробка".

Другой двор, входящий в план развития консерватории – усадьбы Колычевых, где расположен Рахманиновский зал. Там было училище Синодальных певчих, а позднее к нему пристроили дом, где жили преподаватели. "Строго говоря, Синодальный дом не будет изменен, - говорит Андрей Боков. - Его фасад останется, но вместо квартир будут читальные залы и библиотека".

Это означает, что внутри дома уничтожат всю историческую планировку, которая и составляет его мемориальную ценность. Прежде всего, речь идет о квартире Александра Кастальского и знаменитой лестнице со световым фонарем. Фактически они будут разобраны, а затем воссозданы. Скорее всего, подлинники просто заменят новоделом.

Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин говорит: "Мне Синодальный дом жалко. Но бывают случаи, какое решение не прими, все равно будут недовольные".

"Заказчик полагает, что квартирная планировка не совместима со строительством библиотеки. Мы считаем, что в таком случае нужно найти для библиотеки другое место", - говорит координатор общественного движения "Архнадзор" Рустам Рахматуллин.

В Синодальном доме жили люди, составившие славу нашей композиторской школы, - Кастальский, Голованов, Чесноков. Внутри дома все сохранилось. Он напрямую был соединен с Рахманиновским залом.

Квартира Кастальского закрыта. Жители, оставшиеся в доме, еще два года назад вместе с консерваторией подавали в суд на инвестора. Тот, в надежде подешевле заполучить дом, искусственно доводил его до аварийного состояния. Теперь получается, что консерватория и сама не рвется его сохранить в первозданной планировке.

"Мы боремся за честь консерватории, - признается Рустам Рахматуллин. - Удивительно, что именно интеллигенция готова разрушить квартиры лучших авторов духовной музыки Серебряного века".

К сожалению, получить комментарии со стороны консерватории мы так и не смогли. Интересно, что историко-культурный экспертный совет при Москомнаследии 10 сентября прошлого года признал дом объектом культурного наследия. Но в таком случае все вышеописанное сделать с домом было бы невозможно. Сейчас назначенные Росохранкультурой специалисты проводят другую экспертизу.

"Сегодня экспертиза практически завершена. По нашей информации, он не квалифицируется как памятник", - говорит Андрей Боков, генеральный директор научно-исследовательского и проектного института "Моспроект-4".

Между тем в здании еще живут люди, которые много лет наблюдают за перипетиями судьбы своего дома. Они образовали товарищество собственников жилья, хотят добиться права самим или с помощью инвесторов привести дом в порядок.

"У нас есть документы из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество, что собственник в доме не зарегистрирован. Москва распоряжается имуществом, к которому не имеет отношения", - рассказывает жительница Синодального дома Наталья Никтовенко.

В любом случае от первоначальных планов оставить от дома только одну стену и надстроить его проектировщики отказались. Как и от любимой идеи при всех реконструкциях учреждений культуры - перекрыть двор усадьбы Ланга и Синодального дома. Во всяком случае, нас заверили, что пока этого не планируется. Обещают, что все дворы останутся общедоступными. Сделают подземные парковки, так как нагрузка на Большую Никитскую и Среднекисловский переулок явно возрастет. Таким образом, проект развития консерватории, после Геликон-Оперы по соседству, станет самым серьезным вмешательством в историческую застройку района Большой Никитской.

Авторы таких проектов все объясняют необходимостью дальнейшего развития театров и музеев. Конечно, с этим никто не спорит. Но через 20 лет возникнет новая необходимость, через 30 – следующая. Что вообще тогда останется от исторической застройки? Вполне вероятно, что ничего. По крайне мере, если памятники продолжат приспосабливать под нужды учреждений, а не наоборот.

Все материалы по теме>>>