24.03.2010 | 10:38

Что такое БУНТы и АУ?

Сегодня в Государственной думе должно было пройти третье чтение законопроекта, регламентирующего статус бюджетных учреждений. Однако до сих пор документ не рассмотрен даже во втором чтении: в проекте слишком много недоработок. Суть закона заключается в том, что государство собирается снять с себя часть расходов на содержание госучреждений, в том числе - школ, вузов, музеев, библиотек. Недостающие средства бюджетники должны получить от населения. Понятно, что подобная реформа чревата серьезными последствиями. Рассказывают "Новости культуры".



Казенные, БУНТы и АУ – это не призывы к революции. Так в законопроекте называются три новых типа государственных организаций. Чтобы в кризисное время снизить бюджетные расходы и тратить средства более эффективно государство идет на реформы.

Заместитель директора Центра правовых прикладных разработок Высшей школы экономики Анна Вавилова говорит: "Государство должно оплачивать не стены учреждения, а государство должно оплачивать те услуги, которые оказываются населению. Фактически кто лучше оказывает услуги, тот и должен получать от государства деньги".

Казенных учреждений, которые существуют на стопроцентно государственные средства, останется мало. Это по большей части музеи и библиотеки. Бюджетные организации подталкивают к самостоятельности - призывают становиться автономными. Тогда они получают от государства возможность дополнительного заработка, но финансироваться будут лишь наполовину.

Дмитрий Игумнов, руководитель профсоюза работников Детских музыкальных, художественных школ и школ искусств Москвы, так комментирует ситуацию: "Предполагается, что нам дадут пятьдесят процентов бюджетных средств, а остальные мы должны заработать. Для того, чтобы сыграть Баха или Бетховена нам нужно сдавать в аренду половину школы или открывать класс, который популярен".

В такой же ситуации может оказаться и часть российских вузов. Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков считает, что если закон будет существовать в нынешнем виде, он может разрушить систему высшего образования.

"Тут возникает большая опасность, - говорит Сергей Комков. Сегодня вуз не участвует в госпрограмме и не получает бюджетных денег, а завтра такая программа появилась, но вуз уже сдох".

Конечно, успешные в этой системе выживут. Некоторые российские вузы уже решили стать самостоятельными. Их немного. Московский институт стали и сплавов уже два года рассматривает возможность своей автономии. Собирали специальную комиссию и решили: в рыночное плавание пуститься стоит, ведь образование, связанное с новыми технологиями, ныне востребовано.

Ректор Московского института стали и сплавов Дмитрий Ливанов рассказывает: "Мы поняли, что для нас это имеет смысл, что наше положение будет крепче, мы получим новые возможности в результате перехода на новый статус. И совет, и ученые приняли решение о переходе в форму автономных учреждений".

Модернизировать старые, советские системы образования и здравоохранения постепенно начали с начала двухтысячных годов. Со времен перестройки изменилась ситуация демографическая, а тут еще и кризис. Экономная эффективность – девиз реформы. Но многие эксперты полагают: экономия бюджета произойдет за счет кошельков граждан.

"Если нас сделают автономными, дадут только пятьдесят процентов бюджетных средств, это заставит нас повысить оплату обучения от 10 до 300, 400 долларов. Вряд ли кто из наших обучающихся сможет платить такие деньги", - сетует руководитель профсоюза Детских музыкальных, художественных школ и школ искусств Дмитрий Игумнов.

Владимир Гришин, помощник председателя Счетной палаты России, говорит: "Данный законопроект может больнее всего ударить по больницам и школам. Чтобы этот закон заработал и защищал наших граждан, а не просто они вставали перед фактом платности всего и вся – от библиотеки до физкультурно-оздоровительных мероприятий, необходимо защитить наших граждан".

Сможет ли ваш ребенок завтра получить бесплатное среднее образование? Такой вопрос еще вчера показался бы россиянину абсурдным. Сегодня под угрозой оказались малокомплектные школы. Четыре тысячи таких школ были закрыты за последние три года.

Сергей Комков, президент Всероссийского фонда образования, говорит: "Теперь федеральный бюджет будет финансировать школу в зависимости от количества учеников. Потому я очень боюсь, что изменение статуса сельской школы и большой части российских школ приведет к из вымиранию".

Экономисты говорят, что неэффективно содержать школу, где 10 учеников. И образование там явно некачественное.

"Малочисленные, слабые образовательные учреждения должны объединяться вокруг сильного образовательного учреждения. Дети начинают съезжаться туда, где позволяет транспортная доступность. Вместо содержания школы в этом месте организуется подвоз детей в школу, где они получают более качественное образование, и бюджету это будет стоить в десятки раз меньше", - такое решение предлагает заместитель директора Центра правовых разработок Высшей школы экономики Анна Вавилова.

Учитесь работать в рыночных условиях, учитесь продавать свой товар, объясняют экономисты непрактичным творческим работникам. Елизавета Игнатьева занимается социально-экономическими проблемами в области культуры. В этой сфере, считает она, у такого прагматичного закона особые трудности: нельзя измерить результаты деятельности.

Елизавета Игнатьева, директор Центра научных исследований социально-экономических проблем культуры, говорит: "Конечным результатом не является число спектаклей, концертов или выставок, а является социальный эффект. Это очень нас дискредитирует в глазах финансистов, которые рассуждают так: не измеряется, значит, они ничего не делают. И они вешают на нас ярлык социального иждивенца".

Невозможность заплатить за лечение и образование, бывать в музеях и театрах – такими могут быть последствия закона. Эксперты ссылаются на цифры: сегодня у 20 миллионов россиян доходы ниже минимальной оплаты труда, а половина населения относится к категории "граждан с низкими доходами". Решится ли государство экономить за счет карманов и без того нищего населения?

Закон должен был вступить в силу в январе 2010 года. Однако он до сих пор не принят, и вторые слушания перенесены с марта на апрель. Некоторые управленцы до сих пор не знают о существовании такого закона. А те, кто уже понял систему реформирования бюджетной сферы, называют ее антигуманной или просто "госотказ".