26.03.2010 | 10:33

Новый облик Москвы

Город с богатейшей историей, который не знает, как этим богатством распорядиться. Это про сегодняшнюю Москву. Десятки ее улиц и площадей выпали из туристических маршрутов, так как перестроены до неузнаваемости. В столице нет единой программы по сохранению архитектурного наследия, а Генеральный план, по которому городу предстоит развиваться до 2025 года, только усугубляет ситуацию. В документе попросту проигнорированы десятки памятников истории и архитектуры. Почему столица стремительно теряет историческое лицо, и кто несет за это ответственность? Рассказывают "Новости культуры".



Место мудрому, доброму, вечному в Москве указали вполне красноречиво. Старый памятник первопечатнику Ивану Федорову и не разглядишь на фоне витрин с эксклюзивными автомобилями. Как бедный родственник на празднике жизни. Не скажешь, что Москва – город контрастов, скорее, парадоксов.

То, что для любой другой столицы мира составляло бы предмет гордости и культурного интереса, у нас спрятано подальше от глаз людских. Китайгородская стена, рядом Красная площадь, казалось бы, находка для туриста.

Координатор общественного движения "Архнадзор" Рустам Рахматуллин говорит: "Подлинный фрагмент стены XVI века. Любой город использовал бы. Эта башня – свалка".

Улица Никольская – готовый туристический маршрут. Когда-то ее называли улицей Просвещения. Сегодня это торговый Бродвей. От Монетного двора петровской эпохи уже много лет видно только три окна. Исторический музей планирует его вообще перекрыть стеклянной крышей, то есть сделать музейным экспонатом, прохожим с улицы не доступным. По соседству расположен Заиконоспасский монастырь, или Славяно-греко-латинская академия, где учился Ломоносов. Его буквально разрывают арендаторы. Вопиющий и показательный случай – ООО "Старград" практически разрушил училищный корпус. Со стороны площади Революции он - в сетке.

"Этот корпус поехал в яму, который выкопал инвестор, приведенный мэрией, - комментирует Рустам Рахматуллин. - Теперь мэрия говорит, что она ни при чем".

Интересно, что виновных не найти. Нет единой политики по отношению к историко-культурному наследию, нет и ответственных за нее. Александр Кузьмин, главный архитектор Москвы, рассказывает: "К сожалению, на это невозможно влиять ни городу, ни архитектору главному. Причина – законодательство. Оно звучит так: я взял магазин, два года держу, потом что хочу, то и делаю".

Но в законодательстве нигде не написано, что в РГГУ должен располагаться пивной ресторан, который закроет доступ в Печатный двор, а магазины и кафе должны загородить подлинную часть Китайгородской стены. Или, что "Дон-Строй" должен возводить офисную высотку именно на Хитровской площади, а историческую перспективу на Петровский монастырь должен изуродовать огромный стеклянный монстр на Трубной площади. Очевидно, норма прибыли оказывается сильнее нормы закона и здравого смысла.

"Пока государство будет расписываться в том, что оно не может совладать с корпорациями, даже этих вопросов обсуждать не стоит. Просто головы заняты другим. Руки берут, а головы думают не о том", - считает генеральный директор Центра историко-градостроительных исследований Виктор Шередега.

Таким образом, приоритеты градостроительства в Москве - быстрее, выше, дороже. В культурном аспекте – популярны новоделы. Исторические аттракционы, заменяющие подлинники. Например, дорогостоящее воссоздание дворца Алексея Михайловича, в то время как десятки памятников допетровской эпохи разрушаются. Или строительство на Поклонной горе копии взорванного в Кутаиси мемориала славы, в то время как на дом Наркомфина - шедевр конструктивизма, внесенный за рубежом даже в школьные учебники, - давно махнули рукой. Так, системно и последовательно москвичам за счет их же собственных налогов навязывают новый облик города, а бизнесу создают условия, когда невыгодно реставрировать и содержать памятник в порядке.

"Если в обществе есть уважение к Нотр-Дам, XII веку, то и к ним такое же отношение. Если нет, то надо строить Диснейлэнды. На них больше народа идет", - говорит архитектурный критик Григорий Ревзин.

Григорий Антюфеев, председатель комитета по туризму города Москвы, говорит: "Не согласен с тем, что Москва не производит впечатления целостного исторического города и что это отражается на туристах. И с этим согласны четыре миллиона человек, которые приезжают".

Четыре миллиона туристов в год – это уровень советской поры. Ежедневно туристов в Москве меньше одного процента от всех горожан. Для сравнения, в Париже - сорок процентов. Притока любознательных в столицу вряд ли стоит ожидать. Им не интересны новоделы и вряд ли им будет понятно, почему большинство исторических дворов отгорожены шлагбаумами, а чтобы сфотографировать церковь надо иметь разрешение собственника, который застраивает участок по соседству.

"Мы переходим в формат виртуальных экскурсий. Проще людей собрать в зале и показать фотографии: вот, как могло бы быть. Все равно никуда не пустят, даже на той же Никольской", - говорит краевед Александр Можаев.

Выражение лица Москвы меняется – с исторически доброжелательного на стеклянно-безразличное. Наверное, потому что согласно списку "Форбс" столица выбилась на второе место в мире по числу миллиардеров. Есть от чего потерять голову. Потерявши голову, по волосам не плачут, если понимать под этим историко-культурное наследие.