26.03.2010 | 19:30

В Общественной палате слушается дело о "трасте"

Есть ли альтернатива частной собственности и аренде в отношении памятников и объектов историко-культурного наследия? В мировой практике это "доверительное управление". Иными словами, помощь инвесторам со стороны профессионального сообщества при нормативной и материальной поддержке государства. Сегодня в Комиссии Общественной палаты по сохранению и развитию отечественной культуры обсуждалась возможность использования в России опыта так называемого "траста". Существует и пилотный проект. В Торжке уже пять лет в трастовом управлении находится целый квартал – Красная гора и Путевой дворец Екатерины. О первых итогах и перспективах новой системы – в репортаже "Новостей культуры".



Сто миллиардов долларов нужно нашему государству только на то, чтобы законсервировать все памятники истории и культуры, не говоря уже о реставрации. Так никакого госбюджета не хватит. Уже давно ясно, что в деле сохранения наследия без частного капитала не обойтись.

"Сто тысяч памятников, которые должны использоваться, реставрироваться. Траст – социальный предприниматель", – поясняет первый заместитель председателя Правления, директор Национального центра опеки наследия Валентин Мантуров.

Эксперимент с трастовым управлением начали в Торжке. Эксперты Общества по охране памятников и Центра опеки наследия образовали управляющую компанию, разработали бизнес-проект возрождения исторического района Красная гора, нашли инвестора. Путевой дворец, который раньше занимала коррекционная школа, подготовили к реставрации, отселили в нормальные квартиры пятьдесят две семьи из аварийных строений квартала. Там запроектирована туристическо-рекреационная зона. После того, как дело будет поставлено на прибыльные рельсы, его передадут в управление инвестору. Доходы от туризма он будет тратить на поддержание памятников и возврат вложенных средств. Однако со стороны государства эксперимент не встретил участия.

"Ничего, кроме административного ресурса, мы не получили. Может, и не надо вынуждать государство, если оно не хочет", – замечает председатель правления Национального центра опеки наследия Александр Кудрявцев.

Конечно, траст без государства был бы своего рода переходным периодом перед приватизацией памятников. Так сделали в Германии. Но и в том, и в другом случае без государственных законов не обойтись.

"Не хватает государственного участия. И Росимущество, и Минэкономразвития представляют ту часть, которая является государственной частью", – поясняет депутат Государственной Думы РФ Александр Тягунов.

И все-таки многие сомневаются в том, что западный опыт приживется на российской почве. Да, в США есть National Trust – управляющая компания, которая курирует две тысячи исторических городов. На каждый вложенный доллар предпринимателям возвращается тридцать пять. Однако у нас прозрачность и публичность трастового управления памятниками может стать серьезным препятствием. Кроме того, в России просто нет эффективных управляющих – тех, кому, собственно, можно доверять. То есть людей, с одной стороны, знающих и болеющих за дело сохранения наследия, а другой – способных зарабатывать на этом деньги без ущерба для памятников. Но даже на данном уровне траст вполне может прижиться в исторической глубинке, куда большой бизнес пока не добрался.

"Прибыльность объектов в центре такова, что траст лучше сработает в регионах, где прибыльность не такая высокая", – считает генеральный директор АНО "Центр независимой оценки" Игорь Кудимов.

В качестве потенциального кандидата на трастовое управление эксперты назвали дом Казакова в Москве, который из-за хозяйственных споров практически превращен в руины. Пусть система и не разработана в деталях, но, по крайней мере, это шанс, который можно использовать.

Все материалы по теме>>>