20.07.2012 | 15:40

Проект "Большой балет": нешуточные страсти на площадках "Мосфильма"

Репетиции и выступления в режиме нон-стоп в свете телевизионных софитов. Нешуточные страсти кипят на площадках «Мосфильма». Не имеющий аналогов проект телеканала «Культура» под названием «Большой балет» набирает темп. Отточенная классика, провокационная хореография и номер, поставленный по телефону, – что выберут члены высокого жюри, а чем восхитится зритель? «Большой балет» – территория высокого искусства. Рассказывают «Новости культуры».

У каждого участника – шесть программ. Работают в парах, но жюри, в поиске совершенных балерины и танцовщика, оценивает каждого по десятибалльной системе. Здесь, как в спорте – минус один бал, и уже в хвосте. Зрители здесь по обе стороны сцены – все самое важное, конечно, происходит здесь, где камеры, публика и члены жюри. Но за кулисами каждый номер оценивают еще более придирчиво свои. Картинка на мониторе, предательски крупные планы, свет телевизионный, не театральный, с ним особенно тяжело.

Член жюри Владимир Деревянко скидок не делает, авансов не дает. Худрук балетной труппы Флорентийского театра танцевал в Большом, руководил балетной труппой Земпер-опер. За кулисами, со своими коллегами говорит не об итальянском - о русском балете. Владимир Деревянко – участник многих балетных программ. Отличие «Большого балета» от зарубежных, рейтинговых шоу видит невооруженным взглядом. «Здесь мы говорим о танце, о качестве и объясняем публике, почему так субъективно. Потому что каждый член жюри имеет свой вкус и опыт», – отмечает художественный руководитель Флорентийской труппы Владимир Деревянко.

Хореографы ставят на участников конкурса. Большая удача и редкость. С Анной Тихомировой и Артемом Овчаренко работают сразу двое – скандально-провокационный Раду Поклитару и заточенный на модерн Дэвид Доусен. Сергей Полунин в этот раз рассчитывает только на себя – этот номер «Буржуа» нашел в ютубе. Даже имя хореограф толком не помнит. Общался с ним по скайпу.

«Сложный процесс получился из-за того, что он не может подсказать по телефону, не передашь тех чувств, которые он задумывал, и приходится самому додумывать», – признается солист театра Станиславского и Немировича-Данченко Сергей Полунин.

Вентиляторы не спасают – 13 камер, софиты работают на полную мощь. В один из дней Диана Вишнева, председатель жюри, на два часа забудет об оценках, участниках, сама выйдет на сцену, чтобы танцевать любимую Золушку – дуэт пройдет на ходу, не выпуская из рук микрофон. Технические детали разберет, танцуя. Эти номера звезд Большого и Мариинского идут вне конкурса - бонус …Большого балета.

Ведущая проекта Алла Сигалова – вечером под прицелом телекамер. Днем на съемочной площадке отрабатывает с танцовщиками движения для заставки программы. Огромный шлейф юбки мешает балерине делать прыжок, но дает нужный эффект на экране.

Камера – фантом, выдает четыреста кадров в секунду, высокое разрешение, каждая деталь, как под микроскопом.

«Нужно много дублей. Мы следим за каждой деталью, движением ткани, мышц, лица», - отмечает главный художник проекта Елена Китаева.

А еще батут. Эти прыжки с эффектом зависания для танцовщиков – настоящее испытание. Проблема с балансом и концентрацией. На сцене такое делают единицы.

«Эта возможность фиксации в воздухе, на полу так не зафиксируешь, если ты не Михаил Барышников», – убеждена Алла Сигалова.

На проект работает огромная команда. На счету каждая минута. Больше шестидесяти номеров, а съемочных дней – семь.

Все материалы о проекте канала «Культура» «Большой балет»>>>