02.04.2010 | 19:35

В Омском музее имени Врубеля разгадывают живописные тайны

Редкая реставрация оставляет искусствоведов без открытий и неожиданностей. В Омском музее изобразительных искусств имени Врубеля такой подарок сотрудникам преподнесла картина Ильи Машкова. Впервые попав в руки специалистов на плановые восстановительные работы, полотно сразу же озадачило их несколькими сюрпризами. Вместе с музейщиками живописные тайны разгадывали "Новости культуры".



Почти 25 лет работа Ильи Машкова "Крым. Судак" находилась в запасниках Омского музея. К реставраторам попала впервые. Специалисты планировали устранить следы грубой дублировки: в таком виде полотно поступило в музей из коллекции столичного собирателя Василия Рогова. Сняли холст, под ним оказался другой - копия картины Брюллова "Последний день Помпеи". Но самой неожиданной находкой стал эскиз женского портрета на обороте Крымского пейзажа.

"Наш реставрационный совет посчитал нужным очистить и лицевую часть, и оборотную, где скрыт сейчас портрет. Он тогда весь выявится. Изготовится подрамник двусторонний, тогда можно будет показывать две работы", - считает реставратор Омского музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля Виктория Ефименко.

В начале прошлого века в Омске, как эхо "Бубнового валета", начинает действовать творческая группа "Червонная тройка". На основании этого факта исследователь сибирского авангарда Ирина Девятьярова в 1986 году убедила столичного коллекционера передать пейзаж Машкова в Омский музей. Картина вызвала у специалистов вопросы.

"Заметно было, что небо было написано не Машковым. Там вероятно произошли сильные осыпи: и кто-то дописал, может быть, и сам владелец, он мне говорил, что кисть тоже держал. Быть может и он", - рассказывает сотрудник Омского музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля Ирина Девятьярова.

Еще одна загадка – история бытования этого творения Машкова. Крымский пейзаж запечатлен на фотоматериалах знаменитых бубнововалетовских выставок 1916 года. В революционном 1917-м - о картине уже никаких упоминаний. И лишь в тридцатые годы на одной из почтовых открыток серии "Современный художник" вновь появляется пейзаж Машкова. Сотрудники музея очень надеются найти раритет.

"Если эта картина была репродуцирована на открытке в тридцатые годы, следовательно, она могла быть в мастерской художника, и только потом была подарена коллекционеру. И только когда она поступила к коллекционеру, следы ее теряются", - полагает Ирина Девятьярова.

Уравнение с еще большим количеством неизвестных – незавершенный женский портрет на обороте Крымского пейзажа. Искусствоведы склоняются к версии, что это работа кисти того же автора - Ильи Машкова. Кем является таинственная незнакомка, еще предстоит разгадать. Есть мнение, что позировать Машкову, про творчество которого Валентин Серов говорил: "Не живопись, а фонарь", могла отважиться лишь дама, близкая кругу авангардистов. К примеру, его ученица Анна Самойлова. Портрет ее детей кисти Машкова – гордость омской коллекции русского авангарда.