06.04.2010 | 10:25

Об ответственности "временных хозяев" памятников архитектуры

Почти девяносто процентов архитектурных памятников Москвы сейчас отданы в аренду. Согласно условиям договора, "временные хозяева" обязаны реставрировать объекты культурного наследия и содержать их в должном состоянии. На деле реставрация в интересах инвестора зачастую оборачивается либо уничтожением здания, либо его подменой "новоделом". А "учет и контроль" арендованных памятников на данный момент практически невозможен – у контролирующих ведомств не хватает ни людей, ни полномочий, чтобы карать нарушителей. Почему – выясняли "Новости культуры".



Особняк офицера царской армии Андрея Сытина в переулках Пушкинской площади только что сдан в аренду на десять лет "Русскому земельному банку". До этого деревянный памятник архитектуры федерального значения, переживший пожар 1812 года, стоял бесхозным. В неизвестном направлении исчезли некоторые элементы декора, вокруг скопился мусор. Тот факт, что здание наконец нашло хозяина, который обязан будет его реставрировать, не может не радовать и, вместе с тем, не вызывать опасений.

"Деревянные памятники сгорают во время работ. Кроме того, выясняется, что здание поражено грибком. И это – повод для переборки или замены. Вопрос – на что?" – говорит координатор общественного движения "Архнадзор" Наталья Самовер.

Деревянный Дом Трубецких на Девичьем поле, который долгое время считался старейшим на территории Москвы, помнил еще Пушкина, попав в руки арендаторов, просто прекратил свое существование. После пожара дерево заменили на бетон, на месте памятника возник новодел. По этому же пути медленно, но верно, арендатор ведет дом Всеволожских, расположенный на территории бывшей фабрики "Красная роза". Здание претендовало на звание одного из старейших в стране. Казалось бы, идет реставрация, но материалы – современные.

"Он, конечно, должен был получить федеральный статус. Но то, что с ним происходит... Скорее всего, он вообще будет выведен из реестра памятников. Не осталось ни одного подлинного элемента", – продолжает Наталья Самовер.

Иметь памятник в аренде дорого и совсем не выгодно. Особенно деревянный. А потому сложились две схемы обращения с подобными объектами. Прямая утрата в результате, например, пожара – когда реставрировать уже, вроде бы, и нечего. Или реставрация, в ходе которой здание доводят до такого состояния, что просто выводят из реестра наследия, так как охранять уже нечего. Представить подобное обращение со сданными в аренду памятниками, например, в Италии невозможно.

"Если арендатор на что-то натыкается, тут же выезжают археологи. Объект попадает под контроль. Наказания такие, что мало не покажется. Репутация пострадает, а то еще и наказания серьезные", – заверяет директор Музея архитектуры имени Щусева Ирина Коробьина.

Конечно, и в России наказания существуют, но они символичны. К тому же, органы по охране памятников не успевают следить за всем. Еще три года назад на всю страну было только восемь уполномоченных ведомств.

"Самое большое, что мы можем сделать, выезжая на объект, это оштрафовать на двадцать тысяч рублей. И только при отягчающих обстоятельствах на тридцать. И нас еще спрашивают контролирующие органы – а почему так много? А ведь когда речь идет о миллионных вложениях это ерунда", – поясняет начальник Управления государственной охраны памятников истории и культуры Росохранкультуры Александр Работкевич.

Мягкость наказания – это только часть проблемы. Во Всероссийском обществе по охране памятников считают, что в наших судах просто нет традиции и опыта в рассмотрении дел, связанных с архитектурным наследием.

"Если довести до Верховного суда несколько дел об изъятии, то в дальнейшем судам будет проще, и решения будут выноситься в пользу заявителя", – уверен заместитель Председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Артем Демидов.

Всероссийское общество охраны памятников добивается того, чтобы общественные организации имели право подавать в суд на нерадивых пользователей. Зачастую их недобросовестность не просто искажает внешний облик города, но и меняет уникальную атмосферу места. Как может произойти в случае усадебного двора на Пречистенке, который называют "московским Монмартром". Больше тридцати лет там находились мастерские Московского Союза художников, в которых работали Савва Ямщиков, Олег Филатчев. Летом сюда даже водят экскурсии. Но вот уже два года как художники живут под домокловым мечом выселения. Помещения им сдает в аренду Центр хозяйственного обслуживания столичного Союза Художников, который установил непосильную аренду. Художники считают, что это сделано специально.

"Еще два года назад приходили люди, которые хотели здесь сделать ресторан. Ямщиков дал им по ушам, они ушли. Думаю, позиция тех, кому нужен этот двор, не изменилась. Модное заведение, банк, клуб – вот что здесь будет", – заверяет художник Василий Вдовин.

Во всем мире аренда – эффективный инструмент управления наследием. У нас же зачастую он превращается в инструмент его разрушения.

Аренда для памятников архитектуры, как минное поле. Вроде бы, пройти можно, но – как повезет. Слишком многое зависит от доброй воли хозяина. Пока не будет жесткого законодательства и наказаний за его несоблюдение, никакие призывы к разуму и любви не помогут.

Все материалы по теме>>>