06.04.2010 | 10:56

Набор слов. 6 апреля 2010 года

Музей легендарного авиационного полка "Нормандия-Неман" может не дожить до 65-летия Победы. Современная российская математическая наука – вычитание без преумножения. А также – что такое "старина по протоколу"? Таковы некоторые темы сегодняшних газет. Подробнее – в обзоре "Новостей культуры".



***
Накануне празднования 65-летия Победы во Франции могут закрыть единственный музей легендарного авиационного полка "Нормандия-Неман", пишут "Известия". Причина банальна – финансовый кризис. У властей городка Лез-Андели, где родился один из пилотов эскадрильи, Герой Советского Союза Марсель Лефевр, нет денег на содержание музея. 17 апреля попечительский совет должен принять окончательное решение о закрытии мемориала и переводе основной экспозиции в Музей авиации и космонавтики в Ле-Бурже. "Интересно, что на фоне мероприятий в рамках Года Франции в России и России во Франции закрытие единственного музея боевой дружбы наших стран проходит почти незаметно. Можно себе представить, какой бы шум поднялся, вздумай кто-то посягнуть на хотя бы один из многих мемориалов высадки англо-американских союзников в той же Нормандии. На их поддержание, слава Богу, деньги находятся. А вот на "Нормандию-Неман" не нашлось". Самое трагичное в том, что денег нужно совсем немного. Ежегодное содержание всего комплекса в Лез-Андели обходится в двадцать тысяч евро.

***
"Российская газета" публикует статью, написанную о математиках математическими методами. Журналист Леонид Радзиховский называет то, что творится в этой науке, "национальной интеллектуальной катастрофой". Он дотошно анализирует количество лауреатов международных математических премий и приходит к неутешительным выводам: на одного математика высокого уровня, который работает в России, приходится от пяти до десяти российских ученых, уехавших на Запад. "Такого разгрома, пожалуй, не знает история математической науки ни в одной другой стране. Ни в какое сравнение не идет "большевистская Россия", из которой и правда уехало некоторое количество сильных ученых, но одновременно шел резкий подъем науки... Все эти политически мотивированные отъезды ученых – ничто, в сравнении с повальным бегством 1990-х, которое уже куда более тонкой струйкой продолжается сейчас. А струйка тонкая просто потому, что ехать-то уж особо некому".

***
"Время новостей" пытается определить "самоидентификацию усадьбы Царицыно". Автор статьи, Сергей Хачатуров называет ансамбль Баженова "автопортретом человека эпохи Просвещения" и "первым в истории российской архитектуры концептуальным проектом". Реконструкция 2007 года полностью разрушила исторический контекст, что вдохновлял современников Карамзина и Пушкина. "Хрупкие павильоны Баженова оказались раздавлены новодельным дворцом Казакова-Посохина. В парке выстроены не существовавшие мосты, павильоны. Двор древнего баженовского Хлебного дома перекрыли стеклянной крышей, словно в торговом пассаже. Все вместе создает ощущение "старины по протоколу", сформированному не в последнюю очередь с учетом пожеланий сотрудников УВД, жителей комплексов "Золотые ключи" и "Алые паруса"". Официальное наименование "Царицыно" – "музей дворцового типа". То есть, как пишет автор: "Типа дворцового типа музей".