07.04.2010 | 10:15

Кто спасет Палаты Гурьевых?

Вчера столичный Москворецкий суд отклонил ходатайство московского юриста Федора Богатырева об обеспечении мер по сохранению памятника архитектуры палат Гурьевых. Обеспечить сохранность памятника правозащитник предлагал до удовлетворения его иска о признании незаконным бездействие владельца памятника. Создается впечатление, что печати на казенных бумагах обладают действием, обратным действию мифической печати Соломона, которая ставила заслон демоническим силам. О старых, как мир, схемах и юридических уловках, которые действуют на поле московской недвижимости, сообщают "Новости культуры".



Федор Богатырев пришел за решением Москворецкого суда относительно ходатайства о принятии обеспечительных мер. Туманная юридическая лексика становится более внятной, если учесть, что пострадавшие 18 декабря от пожара палаты Гурьевых, бесхозные в ожидании своей участи, опять загорелись 30 марта. При этом здание охраняется и отключено от газа и электричества.

"До разрешения дела, по существу, хотели, чтобы суд запретил предпринимать действия на объекте. Но сегодня нам отказано – а значит, с домом можно делать все что угодно, даже снести", - поясняет активист общественного движения "Архнадзор" Федор Богатырев.

Одна из мотивировок отказа: нет доказательств того, что дом расхищают и грабят мародеры. Конечно, Федор Богатырев – а иск он подавал как частное лицо, ведь такое право есть у каждого из нас, и при поддержке "Архнадзора" - при всем желании не мог поймать воров за руку. Но именно "Архнадзор" первым заявил, что сгорела только не представляющая ценности советская надстройка.

На кадрах, снятых внутри палат Гурьевых в январе этого года, видно, что интерьеры сохранились, в подвале уцелели своды XVII века, несмотря на заключение экспертов, свидетельствовавшее об утрате ценных элементов. На заседание суда 2 апреля ответчики – Московский департамент по имуществу и Москомнаследие – не явились. Однако стало известно, что Москомнаследие в понедельник, то есть спустя три с половиной месяца после пожара, все-таки отправило свою комиссию осмотреть палаты.

"Я надеюсь, что комиссия увидела очевидное: интерьеры есть. Это отрадно, так как, увидев красоту такую, невозможно делать вид, что ее не существует. Это первый позитивный результат наших усилий. Мы подавали иск, чтобы заставить Москомнаследие выполнять свои обязанности. Наконец-то оно начинает их выполнять", - замечает координатор общественного движения "Архнадзор" Наталья Самовер.

Конечно, оттягивание решения относительно палат связано с тем, что Межведомственная комиссия Владимира Ресина рекомендовала мэру вывести их из реестра выявленных памятников, тем самым дать зеленый свет планам ООО "Регион-инвест" на новое строительство на старом месте. И мэр, конечно же, подпишет документ, как только здание и правда утратит всю ценность – или сгорит, или будет изничтожено мародерами, потопами, вандализмом. Такая схема, видимо, применяется и в отношении деревянного особняка на Новокузнецкой, 42. Это тоже кандидат на защиту в суде от бездействия хозяина.

"Чтобы довести деревянное здание до аварийного состояния, его не надо поджигать. Можно промочить и грибком заразить. Что с ним происходит сейчас, мы не знаем. Ответственность несет собственник и органы по охране памятников", - продолжает Наталья Самовер.

Дом находится в частной собственности. Он был построен в 1879 году. Рядом располагается еще один дом, который старше его почти на сорок лет, но разница в состоянии колоссальная. Можно было бы списать все на халатность частных владельцев, но и здания федерального подчинения страдают не меньше. Самый знаменитый погорелец со времен Манежа – дом родоначальника московского модерна Льва Кекушева на Второй Брестской улице – вполне может стать предметом следующего иска. Им владеет Росимущество, а пользователь Академический институт проблем автоматизации и проектирования не предпринимает никаких мер по спасению здания. Не в последнюю очередь потому, что уже есть инвест-проект строительства на его месте, и памятник просто мешает. Случай – аналогичный палатам Гурьевых.

Конечно, отказ в ходатайстве палатам Гурьевых – факт показательный. Защитников памятника больше всего беспокоит тот факт, что приближаются длинные майские праздники. А если вспомнить историю с дачей Муромцева, то для здания они могут оказаться действительно красными днями. В любом случае, этот иск создает судебный прецедент и открывает дорогу таким же искам в защиту наследия.

Все материалы по теме>>>