07.04.2010 | 11:06

94 федеральный закон: деятели культуры требуют поправок

Необходимость внесения поправок в законы, регулирующие музейную деятельность, будет обсуждаться за круглым столом в Общественной палате России. В центре внимания, наверняка, окажется и пресловутый 94-й федеральный закон. Его положения обязывают выбирать исполнителей госзаказа - в том числе, и в сфере культуры - на конкурсной основе. С момента принятия закона в 2005 году, деятели науки и культуры ведут отчаянную борьбу с некоторыми из его пунктов. Три года назад в закон были внесены поправки, однако этого оказалось недостаточно. Рассказывают "Новости культуры" .





Против коррупции и ради экономии бюджета был придуман 94 федеральный закон. Конкурсы и аукционы - вот что спасет казну от лишних трат – решили законодатели. Принцип "дешево и сердито" стал главным при выборе исполнителя госзаказа.

"У нас из-за кризисных явлений сложилась ситуация, когда на конкурсы, например, на реставрацию столичных памятников, выходят провинциальные фирмы из Сибири, Зауралья, которые никогда не имели дела с нашими памятниками. Которые объявляют минимальную цену и выигрывают тендер, даже не понимая, с чем они дальше столкнутся. Чаще всего это заканчивается уходом фирмы со стройплощадки, но урон памятнику оказывается уже необратимый", - объясняет зам. генерального директора Музеев Московского Кремля Андрей Баталов.

"Это такой распространенный миф о том, что процедура - кто сделает дешевле, тот и выиграл. Это не так. Когда мы слышим этот аргумент, мы говорим: давайте посмотрим, что написано в законе. Творческий конкурс проводится по ряду творческих показателей, где цена - далеко не самый главный показатель. А, в первую очередь, это творческая составляющая. Новизна, качество, искусство исполнения", - рассказывает начальник Управления контроля размещения государственного заказа Федеральной антимонопольной службы РФ Михаил Евраев.

Тендер в триста тысяч рублей выиграл центр Грабаря на работы, связанные с реставрацией иконы Стефана Пермского XVII века. А на проведение всех работ средств нужно в три раза больше. Значит, центру придется участвовать во втором, а потом и в третьем конкурсе. "Мы выиграли конкурс – конкурс нищенский. Наверное, будем заказывать второй вариант конкурса. "Неизвестно, мы ли будем доделывать или какие-то отважные ребята с Арбата скажут: "Да мы доделаем"", - говорит директор Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э. Грабаря Алексей Владимиров.

"В этом законе действительно были пункты, справедливо не устраивающие деятелей культуры", – отмечает Михаил Евраев. Но принятые поправки почти все их устранили. Теперь, к примеру, артисты, композиторы, писатели, скульпторы и режиссеры признаны единственными исполнителями того или иного проекта. Им не надо соревноваться на конкурсах с самими собой. Правда, в список "привилегированных" не попали ни архитекторы, ни реставраторы, ни художники-костюмеры. Их труд до сих пор оценивают по чисто экономическим показателям.

"Декорации должны быть лучшими. Их должны делать лучшие специалисты. У нас есть годами наработанные связи с людьми, которые являются художниками. Для которых процесс создания декораций является смыслом жизни. И с ними нам хотелось бы работать. А не с теми, которые хотели бы попробовать: а вдруг у них получится?", - отмечает директор театра "Мастерская Петра Фоменко" Андрей Воробьев.

"Мы понимаем, что есть творческое начало. Но просто давать мешок бюджетных денег и говорить: "Тратьте его, как хотите", мы тоже не можем. Если мы исключим конкуренцию в сфере культуры, мы получим только негатив", - уверен начальник Управления контроля размещения государственного заказа Федеральной антимонопольной службы РФ Михаил Евраев.

Академик Сергей Алдошин предлагает способ уберечься от непрофессионалов. Сначала надо выбрать потенциальных исполнителей заказа, и уже между ними устраивать конкурс. "И вообще, - добавляет он – нужно отшлифовать сам механизм тендера".

"Этот закон мешает оптимизировать использование бюджетных денег для приобретения той научной продукции, которая нам нужна. Нам нужна квантово-химическая программа. Мы должны объявить тендер, хотя другого поставщика такой программы нет. Кроме того, поставщик за рубежом и непонятно, как ему участвовать в этом тендере", - полагает вице-президент РАН Сергей Алдошин.

Сегодня свои варианты дополнений к закону готовы предложить музейщики. Ведь они точно знают: не всегда "дешево и сердито" - это хорошо. Скорее верно, что "скупой платит дважды".