23.07.2012 | 13:14

130 лет со дня рождения "отца русского футуризма" Давида Бурлюка

Поэт-авангардист, предложивший сбросить Пушкина с корабля современности и подсказавший идею первого заумного стихотворения. Исполнилось 130 лет со дня рождения «отца русского футуризма» Давида Бурлюка. Художник левого толка, куратор выставок и издатель футуристических книг, наставник Маяковского и пропагандист русского футуризма в Японии и США, он и сегодня остается ориентиром для молодых авангардистов. Рассказывают «Новости культуры».

На щеке лошадка, на голове цилиндр, поверх вставного стеклянного глаза – лорнет. Давид Бурлюк в истории русского авангарда – фигура настолько важная, что даже имя его стало нарицательным. Его сподвижников звали «бурлюками», говорили: «Футуристы бурлюкают».

«У Бурлюка до революции не было издано ни одной книги стихов, его личной», – подчеркивает старший научный сотрудник Государственного музея В.В. Маяковского Леонид Селезнев. 

Зато он издавал Хлебникова, Маяковского и Крученых. «Отцом русского футуризма» Бурлюк называл себя не зря. Для «будетлян» он, что Дягилев для русского балета: продюсировал выставки, турне, книги и юные таланты. Маяковскому выдавал по 50 копеек в день, чтобы «писал, не голодая».

Всякий молод, молод, молод,
В голове чертовский голод,
Так идите же за мной,
За моей спиной.

Эта аудиозапись сделана в 1956 году, в один из приездов Бурлюка из Нью-Йорка в Москву. Второй раз он приехал за два года до смерти, в 1965. Не в раскраске авангардиста, а приличным американским господином. И не крикливым поэтом – в СССР его совершенно не издавали, память о нем была вытеснена официальным культом Маяковского. К 1960-м Бурлюк слыл художником-примитивистом со студией на Лонг-Айленде, мастером хорошей европейской школы: учился в Париже и Мюнхене, причастен «Голубому всаднику» и «Бубновому валету». В 1920-е писал а-ля Сезанн: то как импрессионист, то как фовист, то как кубист. 1950-е ярко характеризует американского периода реалистичный, гладкий портрет диктора кубинского телевидения. Перемещаясь, менялся. В 1918 году в колчаковской Сибири сверстал газету футристов совсем иначе, нежели раньше, в большевистской Москве.

«Хитрый Бурлюк, конечно, понимал, что если он напечатает здесь революционные стихотворения, то его на центральной площади города Томска повесят. Поэтому он представил футуризм как чисто эстетическое явление. Тактик великий», – продолжает Леонид Селезнев.

Сегодня одно из самых обширных собраний живописи Давида Бурлюка находится в Уфе, в Башкирском музее имени Нестерова. 37 полотен. В 1915 году он выезжал сюда на пленэр, просвещал уфимских художников. Везде, где бывал, развивал организационную активность. В Японии и США – ученики, групповые выставки и попытки «застолбить» русскому футуризму место в истории.

«Бурлюк издавал после войны свои работы на открытках, пропагандировал их», – говорит сотрудница Государственного музея В.В. Маяковского Евгения Иньшакова.

Эти открытки он присылал в московский Музей Маяковского. А еще продолжал издавать журнал «Цвет и рифма».

«Зачастую это даже не столько журнал, а каталог его выставки и вырезки из газет о шествии футуризма по всему миру», – поясняет сотрудник Государственного музея В.В. Маяковского Дмитрий Карпов.

Эпатажный поэт, что называл поэзию «истрепанной девкой», красоту – «кощунственной дрянью», а себя самого – «сатир несчастный, одноглазый, доитель изнуренных жаб», Давид Бурлюк до сих пор сохраняет влияние на русских поэтов. 

Кирилл Тримаскин – организатор клуба имени Давида Бурлюка – считает, что стратегии его современны. «Мы продолжаем его деятельность сегодня, адаптируясь к сегодняшним реалиям», – заверяет он.

Евгений Харитонов три года назад получил премию Международной академии Зауми.

«Все мои книжки изданы в футуристическом стиле, и названия соответствуют: "Яму ямбу рою"», – замечает  лауреат премии «Международная отметина имени Давида Бурлюка», поэт Евгений Харитонов.

Поэты сегодня ценят Давида Бурлюка за то, что придумал саунд-поэзию, издатели – за изобретения в области книги художника, стратегиям будетлянских выходок наследуют современные художники-акционисты, а коллекционеры продолжают охотиться за такой разнообразной и разностильной живописью Бурлюка.