12.04.2010 | 10:36

"Быть первым" - документальный фильм о Гагарине

Первый орбитальный полет вокруг Земли, совершенный советским космонавтом Юрием Гагариным 12 апреля 1961 года, длился всего 108 минут. При этом эксперты оценивали вероятность возвращения человека из космоса живым в 40-70 процентов.

"Быть первым" - так режиссер Юрий Сальников назвал свой документальный фильм. Он посвятил его не официальному символу советской космонавтики, а Гагарину-человеку. В основу ленты легли письма первого космонавта родным. На премьере в Центральном Доме кинематографистов побывали "Новости культуры".



Проверка вестибулярного аппарата или другая – на свободное падение – могли стоить Гагарину жизни. Впрочем, как и любому космонавту из первой легендарной команды. Но в письмах жене – об опасностях ни слова, только радость предстоящего полета.

Мечтал он о многом. Самая заветная его мечта была как можно больше летать. Только в день полета космонавт признается близким. "Он им писал: "Все может произойти. Я же могу погибнуть. Я верю в технику, но идет человек по улице – его сбивает машина". И вот это письмо у нас как стержень", - рассказывает режиссер Юрий Сальников.

Интервью с женой Гагарина тогда еще студент режиссерского отделения ВГИКа Юрий Сальников записал в 1968 году, всего через месяц после смерти космонавта. Есть в фильме и воспоминания матери Гагарина и архивные записи Алексея Леонова.

Встречу Гагарина снимал оператор Махмуд Рафиков. Тогда, вспоминает он, партия наказала: Гагарина нужно встретить так, чтобы американцы не подумали, что из космоса может возникнуть военная угроза.

Кинооператор Махмуд Рафиков рассказывает: "Чтобы это не вызвало прецедентов и разговоров, что якобы космос мы используем в военных целях. Поэтому в окружении должны быть люди в гражданской форме".

Космонавт Александр Серебров навсегда запомнил слова Гагарина о том, как хрупка Земля. Когда сам впервые вышел в космос, понял: это не метафора.

Летчик-космонавт, Герой Советского Союза Александр Серебров говорит: "Что мы натворили на Земле! Над Южным Уралом, Силезией летать невозможно. Рейн – зеленого цвета. Я видел, как ночью Темза фосфоресцирует, а Черное море действительно черное".

Собрать ветеранов космоса и рассказать о его первопроходце, в советское время это гарантировало бы оглушительный успех картине. Но в эру блокбастеров и криминальных хроник, говорит режиссер, у этого фильма едва ли есть будущее. Ведь то, что не достаточно зрелищно и не приносит дохода, можно показывать разве что в Доме кино.