13.04.2010 | 11:39

Музыковеды выступают с идеей создания профессиональной гильдии

Интеллектуал-одиночка не воин в поле массовой культуры. Отечественные музыковеды выступили с идеей создания собственной профессиональной гильдии общенационального масштаба. Цель – прекратить "вытеснение музыковедения на обочину культурной жизни". Инициатива вызвала споры в профессиональном сообществе. Сторонники объединения уверены, что воспитывать общественный вкус можно только совместно – в рамках единой организации. Скептики же опасаются, как бы Гильдия не стала еще одной декоративной бюрократической структурой. Аргументы "за" и "против" – в репортаже "Новостей культуры".



Вокруг музыкального критика и музыковеда Владимира Васильевича Стасова в XIX веке кипели настоящие страсти. Он защищал композиторов "Могучей кучки" – Балакирева, Римского-Корсакова, Мусоргского, Бородина, Кюи – от их художественных врагов.

Пророки в своем отечестве все же есть – во многом благодаря Стасову к русской музыке стали относиться серьезно. Русские оперы ставились в отечественных театрах, симфонии исполнялись на концертах. Формировалась совсем другая культурная ситуация, инициировал которую Стасов.

Именно таких людей не хватает сейчас, считает Евгений Дуков, которому принадлежит идея создать гильдию музыковедов.

"Поскольку они музыковеды, нужно попытаться ведать, что происходит с музыкальной культурой, насколько идет она туда, а не обратно", – говорит он.

Музыкальная культура сейчас распилена по губерниям, и никто не знает, что происходит в глубинке. Между тем, все хорошо видят, что творится в Москве, и всем понятно, кому на Руси жить хорошо.

"Те, кто протоптал дорожку во власть верховную, где основные деньги лежат, они ходят только за себя, любимого, ходатайствовать. Нет того, кто может отвечать за музыку в целом", – продолжает доктор философских наук Евгений Дуков.

Гильдия музыковедов должна стать таким аналитическим музыкальным союзом. Опыт подобного управления в музыкальной сфере уже был. В 1920-е годы века при Советском правительстве был сформирован Совет из музыкантов, руководил которым Александр Гольденвейзер. , Правда, советовали музыканты недолго – всего два года. Потом Советское государство предпочло решать вопросы культуры без советников. Современным музыковедам также предстоит решать серьезные задачи.

"Музыковед – это больше, чем специалист по музыкальным жанру или музыкальному стилю. Это люди, ответственные за музыкальную культуру страны, в которой живут", – утверждает Евгений Дуков.

Правда, возникает вопрос: а готовы ли музыковеды взять на себя такую ответственность? В Союзе композиторов, куда много лет принимают и музыковедов, сложилась странная ситуация.

"Что же я, к сожалению, наблюдаю? В Союз – бегом. Получить удостоверение? Конечно. Везде писать в своих званиях – член Союза композиторов. Но когда нужно принять участие в совместных работах в Союзе, почему-то мы этих людей не видим", – рассказывает доктор искусствоведения Елена Долинская.

Главный редактор газеты "Музыкальное обозрение" Андрей Устинов считает, что музыковед – профессия одиночек, а гильдия – это игра в объединение.

"Создавать какую-то организацию – пусть это будет гильдия, в которой люди, вошедшие туда, должны соблюдать законы этой гильдии, соответствовать каким-то правилам, платить взносы – то есть все должны начинать играть в гильдию", – полагает он.

Сами музыковеды считают, что им как раз не хватает социума. В Гнесинской академии музыки проводят Интернет-конференцию. Уже сейчас там опубликовано больше ста докладов.

"Самое главное – около пяти тысяч посещений этой конференции. То есть люди смотрят, читают, есть необходимость в общении, обмене мнениями, в контактах, просто даже в информации", – замечает доктор искусствознания Ирина Сусидко.

Она показывает многочисленные авторефераты диссертаций музыковедов за последние несколько лет: "Вот такое большое количество говорит о том, что наука наша не гибнет, а очень даже процветает".

Студенты-музыковеды наукой пока заниматься не собираются. "На третьем курсе уже не хочется ничего и никому", – заверяет студентка Российской академии музыки имени Гнесиных Анна Максимова.

"Я думаю, если сейчас я буду писать, то это будет современная музыка. Но кому сейчас это интересно?" – говорит студент Российской академии музыки имени Гнесиных Владимир Попков.

Более того, это неинтересно даже многим композиторам.

"Я держусь в стороне от музыковедов, и у меня нет близких контактов с ними. Очень часто они не хотят понять, что музыка идет вперед, что это уже не авангард 1960-х – 1970-х", – признается композитор Кшиштоф Пендерецкий.

Тем не менее, именно музыковеды, по некоторым прогнозам, скоро начнут играть важную роль в обществе, в целом, и в образовании, в частности.

"У нас образование свелось к обучению: скормили тебе порцию математики, скормили порцию биологии – и все. На самом деле, творческая способность человека способна оживить, способна дать силы новой экономике – как говорит президент, "умной экономике"", – уверена доктор искусствоведения Татьяна Цареградская.

Смогут ли музыковеды сыграть такую же роль, которую когда-то сыграл для России Владимир Стасов? Помогут ли они сделать экономику умной, и станут ли основой того экспертного совета, о котором мечтают? Все это зависит только от самих музыковедов.