13.04.2010 | 12:30

Печать. 13 апреля 2010 года

Бетон вместо музыки – Майя Плисецкая считает, что реконструкция Большого театра может уничтожить его уникальную акустику. Эта и другие темы сегодняшних газет – в обзоре "Новостей культуры".



***
В Театральном музее имени Бахрушина состоялся вечер под названием "Музыка Родиона Щедрина в балетах на чеховские сюжеты". Об этом сообщают "Известия". Самого маэстро на вечере не было, зато была его супруга Майя Плисецкая. По ее собственному выражению, она "отдувалась, за двоих". Вечер Майя Михайловна срежиссировала по своему усмотрению. Разговор шел о литературе, пластике, театре, футболе – словом, обо всем, что волновало Плисецкую в этот вечер. Как отмечает обозреватель "Известий" Светлана Наборщикова, самые острые высказывания великой балерины касались проблемы реконструкции Большого театра: "Театр сейчас разбомбили. Не верю, что будет хорошо. Первое, что пострадало при реконструкции, это акустика. Сегодня там бетон. А хорошей акустики с бетоном быть не может". Грустный диагноз. Но все-таки, хотелось бы верить, что пациент, как говорил один сказочный доктор, скорее жив...

***
Корреспондент "Российской газеты" Елена Калядина приводит слова знаменитого дирижера Евгения Колобова о Владимире Васильеве: "Такие люди поцелованы богом". На этой неделе выдающийся танцовщик и режиссер отмечает юбилей. Мстислав Ростропович после одного из спектаклей с участием Васильева сказал: "Он — гений, гений! Берегите его!". А Парижская академия танца присвоила Васильеву титул "Лучшего танцовщика мира". Нынешний юбилей легендарного артиста отмечают не только в России. В Нью-Йорке в его честь прошел гала-концерт мировых балетных звезд. Подробное интервью с юбиляром – в сегодняшней "Российской газете".

***
В конкурсной программе "Золотой маски" показали "Трамвай "Желание"" в постановке одного из хедлайнеров российской театральной провинции "Коляда-театра". Об этом пишет журналист "Новых Известий" Марина Давыдова. По ее оценке, харизматичный театральный лидер Николай Коляда поставил едва ли не самый горький свой спектакль: "Николай Коляда вступил в диалог не с Уильямсом (если так, то диалог явно не получился). Он вступил в диалог самим собой. Он опроверг этим спектаклем то, что сам же когда-то утверждал. И эта попытка спора с самим собой – самое ценное, что есть в этом не столь остроумном, не самом увлекательном, не очень глубоком, но все же очень искреннем "Трамвае "Желание"". Вот так. И не глубок, и не увлекателен, и не остроумен. В сухом остатке – искренность. Дело, что и говорить, хорошее. Но не маловато ли для полноценного театрального зрелища?