20.04.2010 | 11:36

"Жизель" за гранью нервного срыва

Москва увидела скандально знаменитую "Жизель" Матса Эка. Ее представила на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко балетная труппа Лионской оперы. Впервые хореограф поставил этот спектакль в 1982 году для шведского Кулберг-балета, и все эти годы его "Жизель" вызывает яростные споры. Одни обвиняют Эка в глумлении над классикой, другие – напротив, аплодируют его смелости и оригинальности. Рассказывают "Новости культуры".



"Жизель" Матса Эка пропустить нельзя. Почти тридцать лет она является яблоком раздора. В Москве о ней слышали, а теперь есть шанс увидеть. Сам Матс Эк рвался в Москву – 18 апреля у него день рождения, но завис в аэропорту Стокгольма. На пресс-конференции о скандальной постановке рассказал худрук Лионского балета Йоргос Лукос.

"Это не издевка над классикой. Когда Матс ставил "Жизель", он тщательно проработал драматургию этого произведения. Шел за событиями, как театральный режиссер. Первое действие почти соответствует Готье, второе он передал иначе. Это другой трагизм. Не смерть Жизели, а психиатрическая больница", – говорит Йоргос Лукос.

Лионский балет – экспериментальная площадка для многих хореографов. Здесь делали спектакли Эк, Ноймайер, Киллиан – большие специалисты по интерпретации классики, любители контрастов и возмутители спокойствия.

"Мы в XXI веке. И Киллиан, и Матс Эк – это классика ХХ века", – говорит генеральный директор Московского музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Владимир Урин.

Лионская труппа, по театральным меркам, небольшая – всего тридцать два танцовщика. Этого не достаточно для постановки качественного классического балета. Поэтому двадцать лет назад Йоргос Лукос взял курс на авангард.

"Мы ставим по пять-шесть спектаклей в год. Поэтому нам всегда есть что показать. Мы много гастролируем, и везде "Жизель" Матса Эка вызывает волнение зрителя. Очень сильное эмоциональное потрясение", – продолжает худрук Лионского балета Йоргос Лукос.

Дороте Делаби танцевала "Жизель" в классической и в авангардной постановке. Для нее эталон – Анна Лагуна – жена и муза Матса Эка. Она признается, что сумасшедшая Жизель, прикованная цепью, одержимая страстью, грациозная в неловкости, откровенная в желании, полюбившая и попавшая в сумасшедший дом, ей ближе и понятнее, чем деревенская простушка у Готье.

"Классическая Жизель – замечательная, но мне больше подходит эта – Матса Эка. Она на разрыв эмоций. Без балетной подготовки ее не станцуешь. Вся хореография Матса на элементах классики", – замечает Дороте Делаби.

Ее партнер Седрик Андрие – единственный танцовщик в труппе без классической подготовки. Впрочем, это нисколько не мешает ему исполнять партию Альберта. Его герой не сентиментальный и наивный принц, а циничный плейбой, приехавший развлечься с местными девушками. Обман Жизели, ее сумасшествие, визит в больницу, населенную персонажами в смирительных рубашках – все это меняет его мир.

"Я танцевал модерн и раньше не сталкивался с балетом, где не только танец, но еще и история. Это новое для меня. Трудно эмоционально, но с физической нагрузкой проще", – признается Седрик Андрие.

Матс Эк перенес Жизель в наше время. Поместил ее в сумасшедший дом, приставил надзирательницу и захлопнул дверь. Критики метко подметили: "Эк ушел от белого романтического балета, и мрачная сказка обернулась современной трагедией".

Читайте также:
Лионский балет привезет в Москву "Жизель" Матса Эка