26.04.2010 | 11:38

Настоящий Шекспир на сцене Большого

Всю неделю в центре внимания прессы Большой театр. Премьера "Ромео и Джульетты" в постановке Юрия Григоровича стала главным культурным событием столицы. В одно мгновение о молодых артистах балета, имена которых были совершенно неизвестны, заговорили как о звездах. История влюбленных из Вероны – это история вне времени и вне пространства. Она волнует воображение каждого режиссера, а Юрию Григоровичу этот олимп покорился уже не в первый раз. Новый спектакль хореограф посвятил памяти супруги – Натальи Бессмертновой. Рассказывают "Новости культуры".



Их не хватало в Большом... И вот они вернулись – легендарные "Ромео и Джульетта" спустя пятнадцать лет снова в репертуаре театра.
Виталий Вульф видел "Ромео и Джульетту" в Пале Гарнье, в Большом, в Кремлевском балете, в Краснодаре. В новой постановке знает всех исполнителей, а это три состава! Почти все имена новые. Виталий Вульф признался, что поражен и количеством открытых новых имен, и их мастерством.
С легкой руки Григоровича неизвестные артисты кордебалета после премьеры проснулись звездами.

Павел Дмитриченко пять лет выходил на сцену с канделябрами. И вот он Тибальд – из третьего ряда кордебалета и сразу в солисты. Артист говорит, что все это время был одержим Тибальдом.

Мечи и кинжалы здесь постоянно в ходу – много уличных драк. Балет весь держится на массовых сценах.
Эту историю любви и смерти Александр Волчков проживает уже десять лет. Партия Ромео – в буквальном смысле "на выживание": каждый раз финальная сцена смерти забирает частицу души.

Подиум – поле для маневра: быстро меняются сцены, вместо трех отделений – два. И никаких купюр в партитуре Прокофьева.
Женский кордебалет забыл про каблуки – все танцы на пальцах. Проблема в длинных плащах и платьях – главное не запутаться в них. Но костюмы легкие и продуманные, лишь подчеркивают эффектные па.

Ученица Екатерины Максимовой Аня Никулина долгие годы оставалась в тени титулованных прим. Хотя были Одетта-Одиллия, Жизель. Джульетта дала ей шанс. Анна Никулина считает, что партия близка ей – лиризм и искренность Джульетты есть и в ней самой.

Публика не жалела ладоней, вызывая на бис артистов и хореографа.
В зале еще бушуют овации, а министр культуры Александр Авдеев уже за кулисами. Ему есть что сказать и хореографу, и труппе. "Мне кажется, Вы дали путевку в жизнь, причем через такой этапный, эталонный спектакль, через чудную постановку, - говорит министр, обращаясь к Григоровичу. - Низкий поклон Вам, дорогой маэстро, но я радуюсь за всех участников, за вас, за молодежь".

Премьера. Редкие минуты, когда Григорович не скрывает своих чувств и публично признается в любви артистам Большого. Хореограф уверен – эта постановка новый этап и для него, и для артистов. "Мне инетересно, публике, по-моему, тоже", - говорит о спектакле постановщик, едва слышный за овациями.

Обычно ядовитые блогеры, комментируя премьеру в Большом, на редкость демократичны.
"Ромео и Джульетта настолько завороженно танцевали, не могли оторвать друг от друга взгляда, начиная от первой встречи до самого конца. Казалось, что их связали единой нитью. Технически были помарки, на поддержке, на прыжках, но это было не главное, главное – у них получился образ и единый танец".
"Это настоящий Балет Балетыч для Большого театра. А главное, всегда в спектаклях Григоровича на танцовщиков, достаточно приевшихся уже, начинаешь другими глазами смотреть"
"Потрясающие костюмы, декорации и, конечно же, оркестровая яма, из которой лилась безумно красивая музыка Сергея Прокофьева! Мы хихикали до самого начала балета, а после - долго аплодировали, крича "Браво!"".

"В этом спектакле есть сюжет и есть содержание, - говорит Виталий Вульф. – Самое главное, в нем есть Шекспир и шекспировские страсти. Я ловил себя на том, что я смотрю именно трагедию Шекспира".

Большой театр получил от Юрия Григоровича блистательный спектакль, где сошлось все – музыка, хореография и новые имена.

Все материалы темы>>