29.04.2010 | 19:36

Уникальная коллекция Кунсткамеры в опасности

Экспонаты знаменитой Кунсткамеры, обладающие иммунитетом "предметов национального достояния", влачат жизнь в ужасающих условиях. Руководство петровского кабинета редкостей бьет тревогу – у музея нет возможности обеспечить им безопасное хранение. Одежда, произведения искусства и артефакты, привезенные из путешествий Миклухо-Маклаем, Джеймсом Куком, императором Николаем Вторым содержат в тесных, запыленных, не приспособленных помещениях. Для создания же нового фондохранилища требуются немалые инвестиции. Рассказывают "Новости культуры".



"Посмотрите, как хранятся свитки! Они лежат один на другом, красочный слой – все под угрозой", – сокрушается директор музея Юрий Чистов.

Он показывает редкие китайские свитки XIX века. Они должны висеть на стене отдельно от соседей по коллекции, причем, каждое полотно необходимо полностью развернуть. Этнографический фонд – наиболее ранние и ценные собрания – в недостойном состоянии. Оружие самураев пылится в маленьком закутке. Китайские одежды – тончайший шелк, ручная вышивка – висят в шкафу тесными рядами, хотя старинную ткань нужно оберегать. Для того, чтобы достать с верхнего этажа кимоно богатого вельможи, хранителю приходится подниматься по шаткой стремянке.

Бережно вынуть экспонат из шкафа не получается при всем желании. Тонкий подол за что-то зацепился – шкафы не приспособлены для столь деликатных вещей. Хранители в сердцах говорят – о какой материальной и моральной ответственности за коллекцию вообще может идти речь?

"Как хранителя меня больше всего беспокоит, если что-то случайно зацепится и упадет. Я этого боюсь", – признается старший хранитель Любовь Лебедева.

Одно из основных фондохранилищ первого российского публичного музея больше напоминает прихожую гигантской коммунальной квартиры. Пыль и нагромождение вещей, которые, проходя по заваленным проходам, трудно не задеть. Между тем, в Кунсткамере собраны редчайшие экспонаты, в том числе, петровских времен. На один квадратный метр приходится более трехсот единиц хранения.

В перенаселенной Кунсткамере делают все возможное, чтобы сохранить коллекцию. Некоторые полки и шкафы сотрудники смастерили сами. Недавно отремонтировали фондохранилище Центральной Азии. Частично. Полностью пригодным этот отдел даже музейщики назвать не могут. Стоит привести секцию в движение – экспонаты начинают трястись и биться друг о друга. Полки новые, но места больше не стало.

"Хуже всего с этими тарелками. Традиционная работа, средняя Азия. Стоять друг на друге они не должны, им уже по сто лет. Они, наверное, достойны отдельного контейнера, на котором стоит номер упаковки", – говорит главный хранитель музея Павел Погорельский.

Кожа, металл, дерево и керамика собраны вместе, хотя каждому материалу нужны свои, особые условия. Если верблюжьему бурдюку необходима влажность до семидесяти процентов, то медному сосуду она противопоказана. Воздух в помещении слишком сухой, кожаные и деревянные предметы могут потрескаться. Температурный режим соблюсти невозможно, помещение толком не проветрить. Детищу Петра Великого необходимо новое, технологичное фондохранилище, причем, в отдельном помещении – настаивает руководство Кунсткамеры. Сейчас экспонаты содержат в здании Академии наук, и ни о каких современных технологиях речи быть не может.

"Никакой климат-контроль или вентиляцию невозможно сделать. Это памятник архитектуры, и любые наши попытки поставить современные шкафы вызывают возражения научного центра. Не потому, что нам не хотят помочь, а потому, что здесь перекрытия, это понятно", – поясняет директор Юрий Чистов.

Для хранения коллекций у музея есть всего тысяча квадратных метров, причем каждый год собрание пополняется. Где и как размещать новые поступления, директор Кунсткамеры уже и не представляет. Чтобы обеспечить ценностям безопасность, а потомкам – возможность изучать прошлое, нужны двадцать три тысячи квадратных метров, два миллиарда рублей и специальная программа развития петровского кабинета редкостей.