30.04.2010 | 10:30

Фильмы о войне и Победе: в поисках нового взгляда

"Утомленные солнцем – 2" Никиты Михалкова, "Одна война" Веры Глаголевой, "Поп" Владимира Хотиненко. Этими тремя лентами фактически ограничивается список кинопремьер, приуроченных к 65-летию Победы. Учитывая, масштаб праздника – до обидного мало. В последние годы истории о Великой Отечественной не часто появляются на российском экране. Отчасти, это связано с тем, что найти свой, оригинальный взгляд на события тех лет очень непросто. Особенно для нового поколения кинематографистов. "Новости культуры" разыскали молодых режиссеров, которые начинают свой путь в профессии с кино о войне.



Одному из прототипов главного героя 20-минутного игрового фильма "Tattoo" за несколько часов пришлось выучить, как звучат цифры, наколотые в концлагере, на всех европейских языках. Причем, один раз и навсегда. Профессор из Харькова, которому сегодня уже далеко за 80 их до сих пор не может забыть…
Прежде чем взяться за эту картину, выпускник мастерской Аллы Суриковой, Вячеслав Серкез работал журналистом на одном телепроекте, посвященном ветеранам Великой отечественной.
"Я взял интервью у 350 ветеранов. Услышал 350 историй, которые прошли через меня, - говорит Вячеслав Серкез. – Если рассказывать их все – больше вообще никакое кино снимать не надо".

Банальная ситуация. Молодая медсестра решила сделать себе очередную татуировку, в виде штрихкода. Но сильно призадумалась, узнав, что может стоять за привычными, казалось бы, цифрами. Причем, главный герой этой картины рассказывает сразу несколько реальных историй.
"Один из узников рассказал, как в Освенциме он видел, как убивают детей в газовых камерах. Еврейки прятали младенцев в одежде, а фашисты, чтобы не тратить пули - экономили пули, - доставали их из одежды и убивали одним ударом головой о стенку. И он это все видел своими глазами, ему было тогда 17 лет", - говорит режиссер.

Реальные судьбы настоящих людей переплетаются и в фильмах Татианы Донской. Тем более что она снимает документальное кино. В ход идут архивные документы, помощь историков-архивистов, огромный, да что там, титанический труд. Правда, как правило, главные герои не видят этих лент.

"Здравствуй, дорогой мой и незабвенный Ванечка! Вчера произошла смешная история. Из детского сада, который немцы разбомбили в нашем дворе, ко мне в комнату на время перетащили пианино..."
Москвичка Маруся каждый день писала своему любимому письма на фронт, хотя в ответ получила только одно. Девушка бережно складывала свои послания в коробочку, где лежали два билета до станции "Счастливая".

"Зрители, которые смотрят фильм, потом рассказывают, что все ждут, что образ станции "Счастливая" - это, конечно, образ придуманный автором. И когда в конце они видят реальные кадры хроники, с этим названием - станция "Счастливая", это производит очень сильное впечатление", - говорит режиссер. Но станция "Счастливая" - то место, куда не суждено было добраться героям.

Премьера фильма "Я был счастлив" состоится на днях в Польше. Там похоронен главный герой – Борис Дмитриевский. Он не дожил до победы всего-то несколько дней.

"Когда делаешь такие фильмы, самое большое чувство возникает внутри - такая жалость, что этого человека сейчас нет!! Так хочется, чтобы он был жив-здоров, чтобы с ним поговорить и с ним познакомиться", - говорит Татиана Донская.

Черно-белая зарисовка о великом ожидании – уже "Который год...". Безмолвный эскиз. За 26 минут герои так ничего друг другу и не скажут. Но переживут многое.
Режиссер Валерия Ивановская рассказывает о своем замысле: "Изначально возник образ, от которого было трудно отделаться - образ женщины, которая сидит за большим длинным столом, где еще недавно собиралась семья. И вот она смотрит на пустые скамейки, пустые стулья, вспоминая, как собиралась вся семья. Потихоньку этот образ стал обрастать какими-то подробностями, возникла какая-то история - может быть, не такая явная, но более атмосферная. Это великое ожидание, которое зашифровано в стихотворении Симонова "Жди меня и я вернусь"".

Выпускница мастерской Владимира Хотиненко Валерия Ивановская могла бы посвятить эту картину своим прабабушкам, которые так долго ждали пропавших без вести мужей. Режиссер, уверена – это генетическая память. А она, кажется, должна быть у всех нас...