07.05.2010 | 19:35

Война на волне Ленинградского радио

В ленинградском Доме радио во время Блокады не прекращалось вещание для жителей оккупированных территорий и зарубежных стран. Прямые эфиры были безусловным свидетельством того, что осажденный город жив и не сдается. Среди дикторов иностранного отдела была и Мирья Руонаниеме. После окончания войны она вернулась домой в Финляндию. И вот, спустя 65 лет ее разыскали сотрудники петербургского телевидения, чтобы вручить медали в память о тех блокадных днях. Рассказывают "Новости культуры".



Тревожный пульс блокадного Ленинграда. "Внимание! Внимание воздушная тревога" – голоса дикторов ветераны не забудут никогда. Впрочем, мало кто слышал другой голос блокадного радио, каким он звучал по ту сторону окопов.

За родителями Мирьи Руонаниеме – коммунистами – в Финляндии охотилась полиция. Ребенком ее отправили в Советский Союз, спрятали в Ленинграде. Там она выросла и встретила Блокаду. В июле 1941 года вместе с другими дикторами редакции иностранного вещания она начала вести из Дома радио свою, непростую битву. Они говорили всему миру – Ленинград живет и не сдается. На разных языках они убеждали вражеских солдат отступить. Их слушали не только в окопах.

"Мне в свое время было очень приятно уже здесь, в Финляндии, что во время войны слышали нас, тайком от соседей и публики слушали наши передачи", – говорит Мирья Руонанниеме.

Радиовойна началась одновременно с обеих сторон, но Ленинградцев уберегли от пропаганды. В самом начале Блокады горожане организованно сдавали приемники. Оставались только стационарные радиоточки. С другой стороны, чтобы опровергнуть ложь о капитуляции Ленинграда из Дома радио начали вещать иностранные редакции.

Это был отдельный мирок в самом Доме радио. Здесь смешивались сразу несколько языков. Готовили передачи на немецком, отсюда на эстонском и финском вещал Ленинград. Помещения были небольшие, но журналисты только радовались – было не так холодно блокадной зимой.

Специально для редакций иностранного вещания свои очерки писали известные советские писатели – Всеволод Вишневский, Николай Тихонов. А поэтессу Ольгу Берггольц за ее воззвания немцы включили в списки первых на уничтожение после взятия Ленинграда. Мирья Руонаниеме прекрасно помнит Ольгу Берггольц. Они дружили, вместе варили чудом найденный кофе. В декабре 1941 их обеих от голодной смерти спас председатель Радиокомитета Виктор Ходоренко. Он собирал хлеб по крошкам и отдавал самым слабым.

"Все было завернуто в бумажки, в маленькие пакетики. Вот, он раскрывал свои пакетики и кого-то даже на постели подкармливал", – продолжает Мирья Руонанниеме.

К концу Блокады от истощения и бомбежек погиб каждый третий работник радио. К 65-тилетию Победы из ветеранов эфира первых лет остались только Мирья и Мария. Мария Клеенышева, звукооператор, не давала интервью десять лет. Обе вспоминают, как на празднование самых важных дней войны – снятия Блокады и Победы – просто не было сил. Только слезы радости и утраты.

"К этому великому дню уже не было родных у меня. Я их похоронила. Так что, может быть, я была одна. Я знаю, когда сказали, что кончилась война, это был великий праздник для всех", – рассказывает Мария Клеенышева.

Их осталось только двое. Тех, для кого история Блокадного радио стала личной историей. Мирью пришлось искать несколько месяцев. Это было похоже на настоящее детективное расследование. Многие годы в Петербурге были уверены – из блокадных дикторов в живых не осталось никого. Но вот – случайное упоминание финского историка, работа с архивом, и долгожданная встреча в Хельсинки. Правительство Петербурга помогло исправить историческую несправедливость. 65 лет спустя Мирье вручили медали, на которые она имела полное право.

"За внимание большое спасибо. Никак не могла даже ждать, думать, что мне такое внимание будет оказано", – признается она.

Теперь фотография Мирьи Руонаниеме займет свое место в Музее истории Ленинградского радио.

Все материалы по теме>>>