Новости проекта

23.12.2017 | 21:00

Эксклюзивное интервью с победителем "Большой оперы-2017" Полиной Шамаевой

23 декабря наши зрители увидели финал телевизионного конкурса профессиональных оперных певцов «Большая опера», и мы узнали имя победителя этого состязания. Им стала Полина Шамаева! Ее меццо-сопрано покорило авторитетное жюри…и нашего корреспондента. Юлия Зиньковская первой взяла интервью у звезды «Большой оперы» Полины Шамаевой.


Автор фото: Вадим Шульц

Ю.З. - Как Вам пришла идея принять участие в «Большой опере»? Расскажите историю Вашего знакомства с телепроектом.

П.Ш. - Я давно знала про этот проект. Увидела, что идет прием заявок на пятый сезон, и решила участвовать. Но я даже не надеялась ни на что, потому что понимала, какое огромное количество певцов присылают заявки. Когда мне позвонили и сказали, что я прошла отбор, мне было очень приятно: нас осталось около 40 человек. Но до последнего не было ощущения, что я буду участвовать и дальше, потому что была и критика, и похвала. Не так просто разобраться в настроении жюри.

Ю.З. - Что пришлось преодолеть в себе? Какие сложности Вы испытали на тернистом пути к званию звезды «Большой оперы»?

П.Ш. - Были разные сложности. Согласно договору, мы были обязаны беспрекословно выполнять все, что говорит режиссер проекта. Мы так и действовали. С другой стороны, мы всегда могли с режиссером Кириллом Сбитневым о чем-то договориться, найти компромисс. Например, некоторые костюмы не очень подходили по фигуре или не сходились с моим восприятием образа. И мы искали, что можно придумать, меняли мизансцену.

Самое интересное: все делалось с одного дубля. Ты не можешь допустить ошибки. Ты должен выйти и в пятиминутное выступление вложить все, что делал годами. Ситуацию усугубляло и обилие телеэкранов, софиты, которые сушат воздух! А в сухом воздухе очень сложно петь. Поэтому не всегда получались пианиссимо, например…

Еще одна сложность – когда мы поем в каком-то зале, мы слышим, как голос его наполняет. Здесь совершенно другие акустические условия. Мы пели в микрофон и слышали себя в мониторах. К тому же, я в оперном мире не так давно (полтора года, а до этого пела в хоре), у меня не было слишком большого репертуара на все туры. Многое приходилось учить очень быстро. Кстати, и мне, и другим участникам очень помогала шеф-редактор проекта Ольга Петелина – выбрать репертуар, сориентироваться на съемочной площадке.

Ю.З. - Почему из хорового пения Вы перешли в оперу? Чем обоснована такая «певческая переквалификация»?

П.Ш. - Дело в том, что я пела в хоре с 6 лет, в общей сложности 21 год. Больше 10 лет я служила в церковном хоре, этим зарабатывала себе на жизнь, параллельно учась на двух отделениях в Академии хорового искусства (дирижер хора и вокалист). Это был Синодальный хор в храме «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке.

Я также работала в «Мастерах хорового пения» у Льва Конторовича. Мне часто доверяли спеть соло и со Спиваковым, и с Плетневым. На мне была большая ответственность. Постепенно соло становились больше, но потом я ушла в декрет и не пела три года. А после выхода из отпуска я подумала, что мне было бы интересно развить сольный навык и попробовать себя в опере. Я была на прослушивании в нескольких ведущих театрах и попала в Московский театр «Новая Опера». Именно там я начала делать свои первые шаги, это было в сезоне 2016 года. Мне сказали, что я подхожу по образу и голосу на «брючные партии», то есть партии мальчиков: Федор, Стефано, Зибель…

И когда я, привыкшая исполнять мужские партии, двигаться по-мужски, пришла в «Большую оперу», со мной начали создавать абсолютно другие образы и даже…роковую женщину (смеется)! Это было для меня неожиданно.

Ю.З. - Есть ли «визитные карточки» в Вашем репертуаре? Расскажите о любимых партиях.

П.Ш. - Так как я долгое время пела в хоре, считаю своей визитной карточкой соло альта в сочинении Рахманинова «Всенощное бдение», именно с него началась моя сольная карьера. Когда Виктор Сергеевич Попов в первый раз дал мне спеть во «Всенощном бдении»…Такого страха я не испытывала никогда! Это были ужасные нервы, практически до потери сознания. И сейчас, когда прошло 12 лет, а я выхожу на сцену уже совсем другим артистом, всегда вспоминаю свое первое выступление как боевое крещение.

Визитной карточкой можно считать партию Композитора в опере «Ариадна на Наксосе» Рихарда Штрауса. Я исполнила ее в Будапеште в конце прошлого сезона, после II Международного конкурса вокалистов Евы Мартон. У меццо-сопрано эта партия считается высшим пилотажем, потому что она очень сложная и мелодически, и тесситурно. Но я справилась и спела 5 спектаклей. На одной из программ «Большой оперы» я пела ее в образе Моцарта.


Автор фото: Вадим Шульц

Ю.З. - Были ли какие-либо курьезные моменты во время съемок?

П.Ш. - Например, пятый выпуск-кроссовер! Он был полной импровизацией. То есть я вышла на сцену, мне сказали, что у меня будет стул…И я должна была что-нибудь станцевать! Для меня это был самый шоковый момент проекта, я же привыкла всегда готовиться к выступлению. Но зная заранее перевод песни и имея запись фонограммы (именно под этот выпуск были записаны фонограммы, все остальное делалось вживую), я на ходу начала думать, что можно станцевать. Мы записали дубль, режиссер сказал: «Сделай все то же самое, только больше». Мы записали второй дубль, и я услышала «Снято».

Полина услышала все команды «Снято!» «Большой оперы» и заслуженно получила звание победителя проекта! А Вы можете услышать ее голос на волнах радиостанции «Маяк»! 25 декабря в 09:00 Полина Шамаева в гостях у Сергея Стиллавина.

И, конечно, не пропустите гала-концерт пятого сезона «Большой оперы»! 30 декабря в 21:00 на телеканале «Россия К» (повтор 7 января).