13.05.2010 | 19:32

Финал Конкурса дирижеров имени Светланова пройдет без россиян и без девушек

В Монпелье подходит к концу Международный конкурс дирижеров имени Евгения Светланова. Из более чем 350 человек к прослушиваниям были допущены только восемнадцать. Жюри – опытные маэстро и директора именитых оркестров – не всегда могли с первых тактов определить потенциал участников. Поэтому им приходилось уделять каждому не менее получаса. Но экзаменаторский труд вознагражден – судейская коллегия во главе с Владимиром Ашкенази поражена высоким уровнем конкурсантов. Как сложилась дирижерская партия перед финалом? репортаж "Новостей культуры" из Франции.



Все они ежедневно собираются в престижном зале Монпелье – Ле Корум, с крыши которого открывается самая красивая панорама на город. Правда, оркестранты этими красотами еще и полюбоваться не успели. Это доступно только тем, кто – увы – в конкурсе уже не участвует. Двое из трех российских участников вышли из игры сразу после первого тура. Во второй круг прошла и только одна девушка из трех – гречанка Стаматия Карампини.

Израильтянин Даниэль Коэн, как успели отметить журналисты, – один из фаворитов членов жюри. В свои двадцать шесть он уже побывал ассистентом Даниэля Баренбойма и учеником Пьера Булеза. Конкурс для него – это задача с одним неизвестным: как сразу, с одного жеста завоевать доверие оркестра.

"Это очень сложно. Кроме того, нужно же еще и переключаться на разные произведения. Но оркестр реагирует на эти переключения", – говорит он.

В Национальном оркестре Монпелье много выходцев из стран бывшего соцлагеря. Оркестр регулярно проводит конкурсы, год от года усиливая свой состав. Шестидневный конкурсный марафон музыкантов не утомляет.

"Вы можете представить, какая это сложная работа для оркестра – шесть дней по несколько раз играть те произведения, которые они раньше никогда не играли. Делать это азартно и каждый раз свежо, помогая конкурсантам", – поясняет художественный директор Второго Международного конкурса дирижеров имени Светланова, генеральный директор Национального оркестра Монпелье Рене Керинг.

Азарт оркестрантов столь велик, что они уже сделали свои ставки на победителей.

"Конечно, оркестр очень хорошо чувствует разницу между дирижерами. Сложно пока делать какие-то прогнозы, но могу вам сказать: у оркестра есть свой любимчик. Один. Но его имя я Вам не скажу", – признается музыкант Национального оркестра Монпелье Дорота Андершевска.

"Оркестр это чувствует. Это невозможно объяснить. Оркестр идет за дирижером или нет. Это все на уровне ощущений", – отмечает музыкант Национального оркестра Монпелье Екатерина Тамазова.

У жюри любимчиков несколько, но сочувствуют они всем.
Владимир Ашкенази на время выступлений как будто сам становится за дирижерский пульт.

"Когда я начал, мне было гораздо больше лет, чем им. Я никогда не думал, что стану дирижером. Я начал в сорокалетнем возрасте – что-то в этом роде – и даже никогда не думал, что стану дирижировать. Получилось что-то такое странное. Я дирижировал хуже, чем многие из них, и мне все это понятно", – заверяет председатель жюри.

После окончания Второго тура семь избранных уходят в комнату для совещаний, где становятся семью избирающими. Оглашение результатов внешне конкурсанты воспринимают спокойно. Становится понятно, что финал пройдет без россиян и без девушек. Однако и с Ильей Гайсиным, и со Стаматией Карампини члены жюри подолгу разговаривают, рассказывая им об ошибках.

Буквально через пару часов начинается последний, третий тур, в котором конкурсанты играют обязательное произведение Евгения Светланова – "Испанскую рапсодию".

Рапсодия прозвучит пять раз – именно столько осталось финалистов. Остальные тринадцать участников могут позволить себе удовольствие прогуляться по Монпелье – городу замков и дворцов.

Все материалы по теме>>>