14.05.2010 | 10:56

МХТ представляет свою версию "Женитьбы"

В Московском Художественном театре – премьера. Спектакль по гоголевской "Женитьбе" – режиссерский дебют в МХТ актера и педагога Игоря Золотовицкого. В главных ролях тоже в некотором роде дебютанты: Подколесина играет Станислав Дужников – это его первая большая работа в Камергерском, а на роль Кочкарева приглашен Юрий Стоянов. Дополнительная интрига в том, что всего месяц назад премьера "Женитьбы" состоялась в "Табакерке", еще одном театре, которым руководит Олег Табаков. Рассказывают "Новости культуры".



Эту пьесу можно ставить бесконечно, всякий раз находя разные оттенки смысла или даже смещая центр тяжести, ведь здесь нет явного главного героя. Кто-то ставит спектакль про Подколесина, который то ли Обломов, то ли Онегин, кто-то – про Агафью Тихоновну, про воплощенное женское одиночество, кто-то – про мелкого беса Кочкарева. Все зависит от воли режиссера и актерской индивидуальности, а этих гоголевских персонажей в разное время играли великие русские актеры. В МХТ "Женитьба" в постановке Романа Козака шла 13 лет назад.
Режиссер Игорь Золотовицкий вспоминает: "Я играл 2 роли – Онучкина, а потом Подколесина, я бы и Феклу сыграл, и Дуняшу…"

В этой постановке Игорь Золотовицкий, разумеется, использовал свой объемный портфель актерского опыта, удержавшись при этом от соблазна сыграть за всех и каждого. У исполнителей – свой почерк, своя яркая характерность. Сергей Беляев неподражаем в образе "корпулентного" господина Яичницы, Борис Плотников и Виктор Хаев в роли Жевакина в какие-то моменты напоминают трогательного Акакия Акакиевича. Одна из самых непростых задач – у Станислава Дужникова, ведь его Подколесин произносит абсолютный минимум текста, пару разрозненных фраз, и иногда бывает не очень понятно, почему же в финале он все-таки выпрыгнет из окна.

Станислав Дужников признается: "Было сложно, не скрою, нужно было находить какие-то другие возможности, поверх текста".
Сложность еще и в том, что у актеров, встретившихся в этом спектакле, принципиально разные творческие биографии. За плечами мхатовцев – десятки серьезных классических ролей. Органично вписаться в их ансамбль актеру, давно не выходившему на драматическую сцену, непросто. Юрий Стоянов мыслит несколько иными, скорее, публицистическими, нежели театральными категориями, он даже журналистов предостерег от излишний политизированности: "Возьмут и напишут – есть Подколесин, есть Кочкарев, теневой лидер, никак не могут Россию замуж выдать, а пьеса ведь совсем не про это".
Бесспорно, пьеса вовсе не про это, и сколько бы еще "Женитьб" не поставили и под руководством Олега Табакова, и в других театрах, в финале спектакля все равно будет зиять открытое окно как вечный вопрос о том, почему люди так боятся самих себя в лучших человеческих проявлениях.