17.05.2010 | 12:45

Людмила Касаткина: "Мне интересны люди"

Шекспировская Катарина и Аня Морозова из фильма "Вызываем огонь на себя", укротительница тигров и мамаша Кураж. В начале артистической карьеры Людмиле Касаткиной сулили амплуа лирико-комедийных героинь. Она сумела доказать, что способна на большее – на серьезные драматические роли, на преодоление собственных страхов через слезы и боль, на верность одной театральной сцене. В минувшую субботу, 15 мая, народная артистка СССР Людмила Касаткина принимала поздравления с юбилеем. Среди них – телеграммы от Президента и председателя правительства. Рассказывают "Новости культуры".



Она мечтала стать балериной – не позволило здоровье. Но до сих пор ежедневно делает танцевальную гимнастику, по словам Людмилы Ивановны, это дает и прямую спину, и легкую походку, и заряд бодрости.
Более 60 лет она проходит одними и теми же коридорами в свою гримуборную – в Театр Российской армии Людмилу Касаткину приняли сразу после окончания ГИТИСа. Она убеждена,что не случайно именно этот театр, с его определенной тематической направленностью, стал ее домом.

Что такое война, Людмила Ивановна узнала 15-летней девчонкой, под бомбами с толпами беженцев пешком шла в Москву из деревни, где гостила у бабушки.

"Около пяти суток добиралась до Можайска, - вспоминает Людмила Касаткина. – Потеряла узелок с хлебом. Бабушка мне дала хлеба, несколько яичек, два яблочка… Мы попрощались и больше я не видела свою бабушку, немцы сожгли всю деревню… Уже села на скамейку, слезы льются, вокруг бомбят и наступила самая счастливая минута моей жизни – я услышала крик моей мамы, которая доехала до Можайска, дальше поезда не шли, и увидела меня, и закричала".

Пережитое помогало добиваться пронзительной достоверности в спектаклях и фильмах о войне. В постановке "Последние рубежи" Касаткина убедительно сыграла письмоносца Зойку.
"И когда письмоносец Зойка погибает от последней бомбы и когда солдат выносит погибшую девочку, я никогда не забуду как зал делал "Ах!" И плакали люди", - вспоминает актриса.

Зрителей потрясла и картина "Помни имя свое". В ней Людмила Касаткина воспроизвела трагедию женщины, которая потеряла своего трехлетнего сына в Освенциме и нашла только спустя 20 лет. Он жив, но уже чужой человек. Драма матери сыграна Касаткиной на таком нерве, что эту роль критики признали лучшим воплощением ее дара.

Сейчас уже трудно представить, что Людмилу Касаткину кинематограф принял не сразу – на пробах ее браковали то за круглое лицо, то за маленький рост. Когда режиссеры Ивановский и Кошеверова позвали Людмилу на пробы к фильму "Укротительница тигров", актриса потребовала показать ей результат. И результат ее огорчил: "Я себе очень не понравилась, я так плакала, что Кошеверова говорит, "ну что же делать, детка, ты привыкнешь к своему лицу". И я постепенно привыкала к своему лицу".

После премьеры "Укротительницы тигров" ее полюбили миллионы кинозрителей. И не только за обаяние юности, но и за сияние глаз, которое Людмила Ивановна удивительным образом сохраняет и поныне. Секрет прост: "Потому что я люблю людей немножечко больше чем себя. Мне интересны люди. Я просто изучала людей, любила людей и всегда была благодарна – наверное, в этом дело, я не знаю".
И всем – знакомым и незнакомым Людмила Ивановна всегда желает в первую очередь любви. По ее мнению, ничего важнее любви в жизни нет.

Читайте также:

"Судьба на двоих": к юбилею Людмилы Касаткиной
Юбилей Людмилы Касаткиной