21.05.2010 | 23:35

"Борщевик", каким его видит хореограф Рашид Урамдан

Европейско-российский фестиваль "Интраданс" – один из наиболее масштабных за последние годы проектов в области современного танца. От подобных смотров он отличается тем, что в его программе российские и европейские артисты работают единым коллективом, создают именно совместные постановки. Сегодня московской публике было предъявлено зрелище под названием "Борщевик... a true story". Французский хореограф Рашид Урамдан работал с кировскими артистами. Одну из главных ролей в спектакле играет коварное растение, широко распространенное в районе города Киров. Рассказывают "Новости культуры".



Его спектакль приводит в замешательство. Короткие тексты, написанные самими танцовщиками, видеофрагменты с местными видами, монотонная, сводящая с ума музыка. От привычного танца почти ничего не осталось. Танцовщики стоят, ходят, медленно садятся на пол, двигаются будто в летаргическом сне. На экране мелькает борщевик – кировская местная достопримечательность. Для Рашида это символ, знак, неизбежность реальности.

"Не было плохого или хорошего. Была реальность. Реальность тяжелая, депрессивная. И в этом спектакле я старался показать людей этой реальности, их внутренний конфликт", – поясняет хореограф-постановщик.

Кировская труппа впервые работает с зарубежным хореографом. Пришлось вспомнить язык, изменить привычный подход к работе, бросить все силы на проект.

"Четко знали, что делать. Вначале приехала команда из трех человек, потом художник по свету", – отмечает заведующая художественно-постановочной частью "Театра на Спасской" (Киров) Татьяна Борисова.

Сами танцовщики и их истории сделали этот спектакль. Рашид провел несколько серий интервью. Многие говорили о желании уехать из родного города и начать все с нуля, о страхе покинуть насиженное место.

"Я работал по всему миру с разными компаниями, но все они в какой-то степени взаимодействуют друг с другом. Здесь впервые работаю с компанией, изолированной от всего танцевального мира. Это можно сравнить с белым листом бумаги", – говорит хореограф.

Сами танцовщики тоже не сразу приняли стиль французского мастера.

"Сложно новое качество. Не танцевальное – концептуальное", – признается танцовщица Арина Соловьева.

Сейчас, пройдя этот путь, они считают, что работа с Рашидом изменила их представление о современном танце.

"Рашид нетрадиционный даже для Европы. Есть техника импровизации, и мы свободны внутри нее", – замечает балетмейстер Ирина Брежнева.

Рашида давно интересуют вопрос: как люди из разных стран, разных культур относятся друг к другу,и какие границы их разделяют?

"Рашид знаменит тем, что, даже работая с непрофессионалами, он создает эстетический художественный мир и решает серьезные проблемы. Всегда немного грустно", – говорит директор Французского культурного центра Доминик Жамбон.

А еще правдиво, как в этой кировской истории с борщевиком.