25.05.2010 | 11:30

Вспоминая Давида Самойлова

Он умел воевать и писать стихи, был переводчиком и создателем "Книги о русской рифме". Давид Самойлов – один из лучших российских поэтов не только своего поколения, но и всего XX века – прожил жизнь с редким достоинством, оставшись в стороне от литературной суеты. В его стихах никогда не читалось желание понравиться, зато были глубина и прозрачность, мудрость и ирония – знаки принадлежности к пушкинской плеяде. В этом году со дня рождения поэта исполняется 90 лет. Вечер памяти Давида Самойлова прошел в Доме русского зарубежья. Рассказывают "Новости культуры".



Они ласково называют его Дезик. И вспоминают о долгих вечерах в Москве и Таллинне, когда на кухне звучали совсем не советские по духу стихи. О Давиде Самойлове – поэте-фронтовике, авторе знаменитых строк "Сороковые, роковые" вспоминают друзья и родные.

Александр Давыдов, сын поэта Давида Самойлова, говорит об отце: "Остроумие, мудрость, глубина и гусарство такое – его женщины очень любили. И такая образованность. Это пушкинская модель поэта, очень обаятельная и привлекательная".

В 1943 разведчик Белорусского фронта Давид Самойлов делает наброски своих первых военных стихов. В "Семене Андреиче" он вспоминает алтайского крестьянина, спасшего ему жизнь. В конце 50-х в поэме "Ближние страны" он пишет о войне как о трагедии не только своего поколения, но и всего мира. "Пестель, Поэт и Анна", "Сухое пламя" – это 1960, время размышления о роли человека в истории.

"Ни война, ни какие-то обстоятельства послевоенные отвадить меня от поэзии не могли, - говорил сам Давид Самойлов. – Выражался я всегда в стихах. Поэзия – это мой главный способ выражаться, существовать в мире". Это интервью с Самойловым было записано в Эстонии, приморском городке Пярну, где поэт провел последние 15 лет своей жизни. И создал большую часть своих стихотворений и поэм. Директор Пярнусской школы Виктор Перельстин вспоминает: Самойлов говорил, что ему тяжело было работать в большом городе, а в Пярну открылось новое дыхание

Он был открытым, гостеприимным, и мог разговаривать с друзьями до полуночи, вспоминают близкие поэта. На кухне Давида Самойлова запретных тем не было – он не без иронии относился к любой власти: критиковал и Сталина, и Горбачева. В его дом в Пярну до сих пор приходят те, кто знал этого независимого и равнодушного к славе поэта. Поклонники Самойлова планируют открыть в этом доме музей.